Обратная связь
- 100% +
Размер шрифта

«Зеленая экономика» для Казахстана

Источник: news.ivest.kz

jasyl-economic-01

«Зеленая экономика» — вокруг этого термина возникло огромное количество домыслов и догадок. «Литер» попытался расставить точки над «i».

В своем послании народу Казахстана президент страны Нурсултан Назарбаев наметил вехи развития нашей республики на ближайшие 30 с небольшим лет — вплоть до 2050 года.

При этом есть все основания полагать, что и эти поручения будут выполнены досрочно, подобно тому, как это случилось с программой развития до 2030 года. Поскольку охват направлений и понимание ситуации в стране и в мире со стороны Лидера Нации просто поражают. Фактически вся его программа развития до 2050 года соответствует концепции «зеленой экономики». А это значит, что фактически к 2050 году Казахстан станет страной с полностью сбалансированной системой экономических, социальных и политических ценностей.

«Зеленая экономика» — термин настолько емкий, что понять его истинную сущность представляется делом весьма непростым. Кто-то полагает, что Казахстан в результате применения этой стратегии откажется от добычи сырья и начнет переходить на энергию солнца или ветра. Другие выдвигают версии развития социума сродни коммунистической утопии. Третьи и вовсе уверены, что «зеленая экономика» главным образом должна основываться на сельском хозяйстве. На самом же деле все гораздо сложнее. Уже хотя бы потому, что каждая из перечисленных версий входит в это понятие. Пусть и в менее гипертрофированном виде.

В своем послании народу Казахстана президент страны Нурсултан Назарбаев наметил вехи развития нашей республики на ближайшие 30 с небольшим лет, вплоть до 2050 года. При этом есть все основания полагать, что и эти поручения будут выполнены досрочно, подобно тому, как это случилось с программой развития до 2030 года, поскольку охват направлений и понимание ситуации в стране и в мире со стороны Лидера Нации просто поражают. Фактически вся его программа развития до 2050 года соответствует концепции «зеленой экономики».

Сформировавшаяся в последние два десятилетия концепция «зеленой экономики» призвана обеспечить более гармоничное согласование между процессами для всех групп стран — развитых, развивающихся и государств с переходной экономикой.

Для первого десятилетия нового столетия были характерны многочисленные кризисы, самым затяжным и тяжелым из которых стал финансово-экономический кризис 2008 года. Сбои рыночного механизма подталкивают исследователей к новым экономическим моделям развития общества, к пересмотру традиционных моделей экономического роста.

В настоящее время концепция «зеленой экономики» получает все больший общественный резонанс и активно обсуждается экспертами, политиками и неправительственными организациями. На пятой конференции министров по окружающей среде и развитию стран Азиатско-Тихоокеанского региона (MCED, 2005), состоявшейся в Республике Корея, в качестве основы для регионального сотрудничества была выдвинута Сеульская инициатива по экологически безопасному росту. Она направлена на достижение баланса между сохранением окружающей среды и экономическим ростом с помощью методов экологической эффективности.

Несмотря на то что концепция «зеленой экономики» вызывает огромный интерес со стороны многих стран и международных организаций, существует много дискуссионных вопросов по данной проблеме. Противники концепции «зеленой экономики», представители развитых стран, высказывают опасения по поводу роста конкуренции со стороны бурно развивающихся стран БРИК.

Концепция «зеленой экономики» включает в себя идеи многих других направлений в экономической науке и философии, таких как экономика благосостояния, феминистская экономика, постмодернизм, экологическая экономика, экономика окружающей среды, антиглобалистика, теория международных отношений и других, связанных с проблемами устойчивого развития. Более того, «зеленая экономика» позиционируется как новая дисциплина, полученная в результате объединения знаний экономической науки и знаний естественных наук и имеющая более широкий, мультидисциплинарный диапазон знаний по сравнению с другими экономическими дисциплинами.

Таким образом, данные подходы позволяют исследовать действительность посредством сложных мультидисциплинарных методов, принимающих во внимание политические и социальные аспекты развития экономики в рамках естественных и общественных наук. Модели экономического развития и роста создаются с учетом процессов естествознания, с одной стороны, с другой – охватывают сферу политической экономии.

Новость на Казах-зерно:Объединяя классическую политическую экономию Адама Смита с новыми решениями в теоретических моделях об ограниченной ассимиляционной способности окружающей природной среды и необходимости ревизии экономики. Таким образом, новый подход к моделированию в экономике заключается в ее синхронизации с природными процессами.

В общем контексте теория «зеленой экономики» исходит из постулата, что экономика есть часть природы и нужно управлять экономикой природы, а не охраной окружающей среды для целей производства. В конечном счете целью новой дисциплины является создание экономики, работающей не только на благо всех людей на планете, а для планеты,биосферы и других форм жизни.

Сторонники концепции «зеленой экономики» считают, что преобладающая сейчас экономическая система несовершенна. Хотя она и дала определенные результаты в повышении жизненного уровня людей в целом и особенно ее отдельных групп. При этом негативные последствия функционирования этой системы значительны. Это экологические проблемы (изменение климата, опустынивание, утрата биоразнообразия), истощение природного капитала, широкомасштабная бедность, нехватка пресной воды, продовольствия, энергии, неравенство людей и стран. Все это создает угрозу для нынешнего и будущего поколений.

«Зеленая экономика» выделяет четыре главные категории существующих проблем в обществе: экологическую, интеллектуальную, политическую и этическую. Среди них принцип предосторожности по отношению к социальным последствиям и воздействию на окружающую среду, понимание высокой ценности природного и социального капитала, эффективность использования ресурсов, устойчивое потребление и производство, необходимость соответствовать макроэкономическим целям за счет создания «зеленых» рабочих мест, повышения уровня конкуренции и роста в основных отраслях.

Сейчас программой ООН по окружающей среде (ЮНЕП) концепция «зеленой экономики» становится общепринятой. После появления GEI было предложено огромное количество определений и трактовок «зеленой экономики», а также возникли и другие термины, такие как «зеленый рост» и «озеленение экономики».

Существует проблема, что разнообразие трактовок может выхолостить сущность концепции «зеленой экономики», как это случилось с концепцией устойчивого развития, получившей большую популярность, которая в настоящее время используется для описания и обоснования чрезвычайно широкого круга политических инициатив, планов и стратегий. Дополнительный риск для понятия «зеленая экономика» связан с тем, что новая концепция может использоваться для оправдания вводимых странами односторонних мер торгового протекционизма, например установления квот или нормативов использования продукции.

Это может способствовать усилению неравенства между богатыми и бедными государствами. Поэтому существует потребность в выработке четкого и общепринятого определения «зеленой экономики», а также в принятии мер, позволяющих учесть воздействие на конкурентоспособность за счет более рационального использования природного капитала в рамках программ технической и финансовой помощи.

Есть и иные направления. К примеру, Глобальный институт «зеленого роста» (GGGI), который играет все более активную роль в продвижении «зеленого роста», включающего в себя такие цели, как борьба с бедностью, создание новых возможностей и социального развития с целями экологической устойчивости, устойчивости перед изменениями климата и энергетической безопасности.

Большую роль в продвижении концепции «зеленой экономики» в жизнь внесла Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО). По инициативе ЭСКАТО была принята стратегия «зеленого роста», которая первоначально включала четыре приоритетных направления. Среди них рациональные модели потребления и производства, «озеленение» предприятий и рынков, а также устойчивая инфраструктура и «зеленая» налоговая и бюджетная реформы. Впоследствии были добавлены еще два направления – инвестирование в природный капитал и показатели экологической эффективности. Так, в странах Латинской Америки и Карибского бассейна «зеленая экономика» в основном рассматривается в контексте решения проблем бедности и неравенства, а также обеспечения базовой инфраструктуры и услуг для растущей численности населения.

Неэффективное использование энергии ускоряет истощение ресурсов и уменьшает количество энергии, доступной для экспорта, сокращая государственные доходы, которые могут использоваться на социальные программы и развитие инфраструктуры.
В нынешней экономической ситуации в Казахстане «зеленый рост» и ресурсоэффективность часто воспринимаются как дорогостоящие и неактуальные инициативы. Препятствиями для эффективных изменений в направлении «зеленого» развития могут также служить недостаток финансирования, квалификации или опыта, отсутствие необходимых экономических инструментов, коррупция.

Многие страны сегодня используют различные инструменты «зеленой экономики» в своей национальной политике и стратегиях развития. В Республике Корея и Китае «зеленая» доля национальных пакетов экономического стимулирования является одной из самых больших в мире.

Республика Корея была первой страной, которая объявила реализацию концепции «зеленого роста» в качестве национальной стратегии. Был принят пятилетний план (2009-2013) и создана президентская комиссия по «зеленому росту». Также был принят рамочный акт о низкоуглеродном «зеленом росте». Согласно принятому плану правительство будет выделять около 2 процентов годового ВВП на программы и проекты «зеленого роста». Основное внимание в рамках этой стратегии уделяется трем элементам: промышленности, энергетике и инвестициям. Стратегия нацелена на сохранение масштабов экономической деятельности при минимальном использовании энергоресурсов и иных ресурсов, сведение к минимуму давления на окружающую среду всех используемых видов энергии и ресурсов и принятие мер для превращения инвестиций в природоохранную деятельность и движущую силу экономического роста.

В разделе «Зеленое развитие» 12-го пятилетнего плана Китая 2011-2015 годов определены следующие стратегические направления: изменение климата, экономия ресурсов и управление ими, кругооборот в экономике, охрана окружающей среды, охрана и восстановление экосистем, охрана водных ресурсов и предупреждение стихийных бедствий. С этими направлениями связаны целевые показатели — сокращение углеродных выбросов на единицу ВВП на 17 процентов, а также выбросов азота и его оксидов на 10 процентов к 2015 году.

В сфере энергоэффективности Китай ставит перед собой цель производства 16 процентов первичной энергии за счет возобновляемых источников к 2020 году.

Национальные стратегические планы Японии в области «зеленых» инноваций направлены на достижение объема рынка, связанного с охраной окружающей среды, в размере 50 трлн японских иен и на создание 1,4 млн новых рабочих мест.

Национальный план развития Ирландии на 2007–2013 годы предусматривает ориентировочные финансовые ассигнования на инвестиционные приоритеты, направленные на повышение конкурентоспособности экономики и обеспечение лучшего качества жизни. План, посвященный окружающей среде, охватывает вопросы транспорта, управления отходами, изменения климата, научных исследований в области окружающей среды, а также вопросы устойчивой энергии.

Цель соглашения о «зеленом росте» в Дании — обеспечить охрану окружающей среды и климата, одновременно создав условия для развития современного и конкурентоспособного сельского хозяйства и пищевой промышленности. До 2015 году инвестиции в «зеленый рост» составят 13,5 млрд датских крон, что позволит стране полностью выполнить свои экологические обязательства, ускорить экономический рост и повысить уровень занятости.

Кроме того, существуют опасения, что использование модели «зеленой экономики» может замедлить процесс экономического развития, поскольку одним из ключевых компонентов «зеленой экономики» является ценообразование, включающее более полный учет экологических затрат на природные ресурсы в рыночных ценах, что предполагает отказ от практики субсидирования вредных с экологической точки зрения производств.

Между тем, по данным Международного энергетического агентства (МЭА), в Казахстане субсидии на потребление ископаемых видов топлива невелики. Для стран – импортеров природных ресурсов результатом такого отказа стало бы повышение цен на сырьевые товары, в частности на нефть, газ и минеральное сырье, и стремление добиться снижения зависимости от импортных энергоносителей. Для нас, экспортеров природных ресурсов, на первый взгляд снижение потребления ископаемых видов топлива негативно повлияет на перспективы экономического роста.

Однако с экономической точки зрения субсидии искусственно снижают цены, способствуя тем самым более высокому уровню потребления и препятствуя притоку инвестиций в новую энергетическую инфраструктуру и принятию мер по повышению эффективности.

Вот и выходит, что предложения Лидера Нации в социальной сфере, в секторе промышленного производства, в области энергетики и ЖКХ, а также во всех прочих, высказанные в недавнем послании народу Казахстана, полностью соответствуют абсолютно всем параметрам концепции «зеленой экономики». А это значит, что фактически к 2050 году Казахстан станет страной с полностью сбалансированной системой экономических, социальных и политических ценностей.

 Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>


Яндекс.Метрика
Распечатать