Обратная связь
- 100% +
Размер шрифта

Зелёные технологии. Обзор новых научно-технических разработок

В наши дни мощным фактором, давшим новый толчок прогрессу в направлении растущих потребностей человечества, стало распространение цифровых технологий: 3D-моделирования, 3D-сканирования, объёмной печати и роботизации. Но для того, чтобы инновационный продукт органично вписался в многомерное пространство будущего, на современном этапе развития общества, на первый план выходит экологическая составляющая любой инновации, то есть инновация, помимо всего прочего, должна быть экологически приемлемой. По оценкам многочисленных экспертов экологические технологии, в просторечии называемые «зелёными технологиями», станут лидирующими в развитии мирового хозяйства в XXI веке. Заключения экспертов не на пустом месте появились – в последние годы в условиях реализации стратегии экологически ориентированного роста «зелёные технологии» в цивилизованном мире развиваются ускоренными темпами. Важнейшими стимулами роста служат различные меры государственной политики, а также новые возможности, открывающиеся перед бизнесом на экологическом рынке, который быстро растёт под влиянием спроса со стороны потребителей.

Смена технологической парадигмы и диверсификация производства в сторону малозатратных, малоотходных, малотоксичных «зелёных технологий» произошла в конце XX века и коснулась практически всех, как уже существующих, так и только разрабатываемых технологий. В связи с этим в развитых странах граждане вместе с правительствами ставят задачу и принимают программы национального и интернационального характера по защите окружающей среды и человека от него самого, осознав, что пришло время спасать планету от нас самих, неразумно, избыточно эксплуатирующих и нагружающих природу. Ответом на эти вызовы явилось новое направление науки и практики под названием «зелёные технологии».

Стоит отметить, что не существует единого определения понятия «зелёных» или экологически чистых технологий. Общий подход предполагает достижение их главной цели – снижение негативного воздействия на окружающую среду путём сокращения объёмов потребляемых ресурсов, уменьшения количества отходов вплоть до их полного возврата в производство посредством глубокой переработки, использования в производственных процессах механизмов и принципов, «работающих» в природе, повышения энергоэффективности производства и быта, улучшения свойств материалов с позиции экологической безопасности.

Согласно классификации Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), «зелёные технологии» охватывают следующие сферы:

— общее экологическое управление (управление отходами, борьба с загрязнением воды, воздуха, восстановление земель);

— производство энергии из возобновляемых источников (солнечная энергия, биотопливо и другое), смягчение последствий изменения климата, снижение вредных выбросов в атмосферу, повышение эффективности использования топлива, а также энергоэффективности зданий и бытовых приборов.

Если развернуть эту сжатую формулу, то получим, что «зелёные технологии» по существу охватывают все области деятельности человека и нацелены на:

— устойчивое развитие современного общества для блага будущих поколений с решением глобальных задач: предотвращение истощения ресурсов, налаживание разумного природопользования, улучшение демографии, исключение токсичности производства;

— производство нетоксичных продуктов по замкнутому циклу: производство – утилизация – новое производство (от рождения до рождения – «cradle to cradle», вместо нынешнего «grave to grave» – от могилы до могилы);

— максимальное, вплоть до нуля, сокращение отходов за счёт инноваций в технологиях и в структуре потребления;

— принципиальную модификацию вредных производств и замену их на безвредные с использованием естественных технологий, созданных природой за миллионы лет;

— замена не возобновляемых природных ресурсов на альтернативные возобновляемые источники сырья и энергии;

— исключение использования вредных синтетических химикатов в сельском хозяйстве, внедрение биотехнологий в земледелие, животноводство и переработку сельхозпродукции.

В настоящее время «зелёные технологии» внедряются во всю цепочку деятельности компаний, включая, помимо производства, потребление, менеджмент и методы организации производства, во имя решения глобальных задач по устойчивому развитию современного и будущего общества, а именно:

— модификация и замена вредных производств;

— развитие новых альтернативных видов энергии и новых видов топлива;

— поиск новых подходов к безопасной и доступной пище и воде;

— защита от загрязнения атмосферы, почвы, пресной воды и мирового океана;

— разумное регулирование демографии.

В целом ряде развитых стран действуют масштабные государственные планы и программы стимулирования разработки экологических технологий и инноваций, создаются специальные исследовательские центры и фонды. Значительным стимулом развития «зелёных технологий» служат стандарты, налоги, субсидии и другие меры государственной политики. Множество программ, направленных на поощрение развития природоохранных технологий, действует в США, а в ЕС в соответствии с седьмой рамочной программой научно-технологических мероприятий в 2007-2013 годы на развитие экологически чистых технологий было затрачено 10 млрд. евро.

Тенденцией последних лет становится повышенное внимание к экологическим технологиям со стороны быстроразвивающихся стран. Например, значительные суммы на их разработку выделяются в Китае и Индии. В Китае действуют более 1600 государственных инкубаторов и научных парков, большинство из которых вовлечены в проекты по разработке экологически чистых технологий. Благодаря этому Китай занимает одну из лидирующих позиций в мире по патентам в шести основных областях, включая ветровую энергетику, производство биотоплива и экологически чистое использование угля.

Основная часть «зелёных технологий» сосредоточена в относительно небольшом числе стран, при этом разные страны специализируются на тех или иных видах технологий. Технологии по борьбе с водным и воздушным загрязнением, по управлению отходами активно развиваются в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР): в Австралии – по борьбе с загрязнением воды, в Дании – по возобновляемой (в первую очередь ветровой) энергетике, в Германии – по борьбе с загрязнением воздуха, в Испании – по солнечной энергетике. Значительный прогресс в разработке «зеленых технологий» отмечается также в странах БРИИКС: Бразилия, Россия, Индия, Индонезия, Китай, ЮАР разрабатывают технологии по управлению отходами, контролю над загрязнением воды и возобновляемой энергетике.

Важную роль в проведении научных исследований и разработок в сфере «зелёных технологий» играют частные компании (включая малый и средний бизнес), которые рассматривают их в качестве возможности повысить эффективность производства и, как следствие, свои конкурентные преимущества. Значительную активность в этой области проявляют венчурные компании. Один из основных показателей развития «зелёных технологий» – патентная активность. В 2000-е годы значительный рост демонстрировали технологии по смягчению последствий изменения климата. Наибольшими темпами увеличивалось число патентов в сфере возобновляемой энергетики и контроля над загрязнением воздуха. Так, по сравнению с 1997–1999 годами число патентов в сфере солнечной энергетики выросло в три раза. Намного медленнее растёт число патентных заявок в области хранения энергии и переработки материалов. В изобретательской деятельности в области производства энергии из возобновляемых и не ископаемых источников по-прежнему лидируют европейские страны: в конце 2000-х годов на них приходилось 37 % патентов в этой сфере, за ними следовали США и Япония. Китай в этом виде патентов занял восьмое место. В отдельных сферах основными разработчиками выступают другие страны. Например, США имеют ведущие позиции по числу патентов в области производства электрических и гибридных автомобилей, Нидерланды – по энергоэффективности в зданиях и осветительных приборах.

«Зелёные технологии» – это яркое проявление современного тренда эффективности междисциплинарного подхода для решения сложных задач. Они не заменяют, а соединяют экологию, экономику, социальную технологию, основываясь на всех современных достижениях науки и техники. В 2015 году премию Presidential Green Chemistry Challenge Award получили американская компания Nanotech Industries, Inc. и израильская компания Polymate Ltd. за разработку и освоение производства неизоцианатных полиуретанов и гибридных материалов на их основе. Специалистами израильской компании Polymate Ltd. была впервые создана промышленная технология получения покрытий, монолитных полов и вспененных полиуретанов, не содержащих токсичных и канцерогенных изоцианатов на всех стадиях технологического процесса. Отмеченная наградой работа была выполнена под руководством автора книги, в то время директора по науке и развитию компании Polymate Ltd, профессора Олега Фиговского. В сообщении о получении премии было отмечено: «As a recipient of this prestigious award, you are distinguished at the national level as in innovator in green chemistry».

В процессе разработки «зелёной технологии» производства покрытий, монолитных полов и вспененных полиуретанов, не содержащих токсичных и канцерогенных изоцианатов, компания Polymate Ltd. разработала несколько новейших технологий, защищённых более 10 патентами США, Европы и Канады. Неизоцианатные полиуретаны получают по реакции олигомерных циклокарбонатов, в том числе на основе растительных масел и олигомерных первичных аминов. Такие полиуретаны обладают высокой прочностью, ударо- и износостойкостью, а также гидролитической стабильностью. Этой же компанией разработана оригинальная технология наноармирования твёрдых материалов (металлов, полимеров, керамики) уникальным методом суперглубокого проникновения. Тематика экологически безопасных (Environment Friendly) промышленных нанотехнологий является основной тематикой исследований Международного нанотехнологического исследовательского центра «Polymate» (Израиль), создавшего более десяти таких технологий, защищённых патентами США.

Создание полиуретанов без ядовитых изоциананатов, отмеченное премией президента США Presidential Green Chemistry Challenge Award – отражение нынешнего тренда «зелёной химии»: «Не вместо, а вместе!», что означает разумное применение достижений современной химии вкупе с уже созданными природой технологиями и компонентами.

Среди современных сфер разработки «зелёных технологий» ключевой является энергетика. Основные направления её «экологизации» – повышение энергоэффективности и развитие новых источников энергии, в первую очередь альтернативных.

В то время как большинство концепций альтернативной энергетики не новы, только за последние несколько десятилетий этот вопрос стал, наконец, актуальным. Благодаря совершенствованию технологий производства энергии, стоимость большинства форм альтернативной энергии понижалась, в то время как эффективность росла. Как и со многими другими техническими понятиями имеют место быть некоторые споры касательно того, что означает «альтернативная энергия» и к чему этот термин можно применить.

С одной стороны, этот термин можно отнести к формам энергии, которые не приводят к увеличению углеродного следа человечества. Поэтому он может включать ядерные объекты, гидроэлектростанции и даже природный газ и «чистый уголь».

С другой стороны, этот термин также используется для обозначения того, что в настоящее время считается нетрадиционными методами энергетики – энергии солнца, ветра, геотермальной энергии, биомассы и других способов получения энергии. Такого рода классификация исключает такие методы добычи энергии, как гидроэлектростанции, которые существуют больше сотни лет и представляют собой довольно распространённое явление в некоторых регионах мира. Кроме того, альтернативные источники энергии должны быть «чистыми», не производить вредных загрязняющих веществ. Как уже отмечалось, это подразумевает чаще всего углекислый газ, однако может относиться и к другим выбросам – угарному газу, двуокиси серы, окиси азота и другим. По этим параметрам ядерная энергия не считается альтернативным источником энергии, поскольку производит радиоактивные отходы, которые высокотоксичны и должны храниться соответствующим образом.

Во всех случаях, однако, этот термин используется для обозначения видов энергии, которые придут на смену ископаемому топливу и углю в качестве преобладающей формы производства энергии в ближайшее десятилетие.

Строго говоря, существует много видов альтернативной энергии. Опять же, здесь определения заходят в тупик, потому что в прошлом «альтернативной энергетикой» называли методы, использование которых не считали основным или разумным. Но если взять определение в широком смысле, в него войдут некоторые или все эти пункты:

   Гидроэлектроэнергия. Это энергия, вырабатываемая гидроэлектрическими плотинами, когда падающая и текущая вода (в реках, каналах, водопадах) проходит через устройство, вращающее турбины и вырабатывающее электричество.

   Ядерная энергия. Энергия, которая производится в процессе реакций замедленного деления. Урановые стержни или другие радиоактивные элементы нагревают воду, превращая её в пар, а пар крутит турбины, вырабатывая электричество.

   Солнечная энергия. Энергия, которая получается напрямую от солнца: фотовольтаические ячейки (обычно состоящие из кремниевой подложки, выстроенные в крупные массивы) преобразуют лучи солнца напрямую в электрическую энергию. В некоторых случаях и тепло, производимое солнечным светом, используется для производства электричества, это известно как солнечная тепловая энергия.

   Энергия ветра. Энергия, вырабатываемая потоком воздуха: гигантские ветряные турбины вращаются под действием ветра и вырабатывают электричество.

   Геотермальная энергия. Эту энергию вырабатывает тепло и пар, производимые геологической активностью в земной коре. В большинстве случаев в грунт над геологически активными зонами помещаются трубы, пропускающие пар через турбины, таким образом вырабатывая электричество.

   Энергия приливов. Приливное течение у береговых линий тоже может использоваться для выработки электричества. Ежедневное изменение приливов и отливов заставляет воду протекать через турбины назад и вперед. Вырабатывается электроэнергия, которая передаётся на береговые электростанции.

   Биомасса. Это относится к топливу, которое получают из растений и биологических источников – этанола, глюкозы, водорослей, грибов, бактерий. Они могли бы заменить бензин в качестве источника топлива.

   Водород. Энергия, получаемая из процессов, включающих газообразный водород. Сюда входят каталитические преобразователи, при которых молекулы воды разбиваются на части и воссоединяются в процессе электролиза; водородные топливные элементы, в которых газ используется для питания двигателя внутреннего сгорания или для вращения турбины с подогревом; ядерный синтез, при котором атомы водорода сливаются в контролируемых условиях, высвобождая невероятное количество энергии.

Во многих случаях альтернативные источники энергии также являются возобновляемыми. Тем не менее, эти термины не полностью взаимозаменяемы, поскольку многие формы альтернативных источников энергии полагаются на ограниченный ресурс. К примеру, ядерная энергетика опирается на уран или другие тяжёлые элементы, которые необходимо сначала добыть.

В то же время ветер, солнечная, приливная, геотермальная и гидроэлектроэнергия полагаются на источники, которые полностью возобновляемые. Лучи солнца – самый изобильный источник энергии из всех и, хоть и ограниченный погодой и временем суток, является неисчерпаемым с промышленной точки зрения. Ветер тоже никуда не пропадает, благодаря изменениям давления в нашей атмосфере и вращению Земли.

В настоящее время альтернативная энергетика все ещё переживает свою юность. Но эта картина быстро меняется под влиянием процессов политического давления, всемирных экологических катастроф (засух, голода, наводнений) и улучшений в технологиях возобновляемых энергий. Не последнюю роль в ускоренном развитии альтернативной энергетики в наше время играет энергетический кризис.

Энергетический кризис, в котором находится человечество, имеет две причины. Первая – ограниченность существующих ископаемых энергоносителей. Вторая – загрязнение окружающей среды. И если первая из этих причин носит скорее геополитический характер, чем является реальной нехваткой природных углеводородов на сегодняшний день (разведанных запасов нефти, даже с учетом бурного роста потребления в Азии хватит как минимум на 30-40 лет, природного газа на 80 лет, угля не менее чем на полтора века), вторая грозит возможными катаклизмами (ураганами, изменениями направления океанских течений, таянием льдов, изменением состава атмосферы, глобальным потеплением и изменением климата) в самом ближайшем будущем. При этом возможность фазовых переходов (то есть таких, при которых малые изменения параметров влекут за собой глобальные последствия) отнюдь не исключена  – а каковы критические значения параметров и когда наступят скачкообразные изменения, никто не знает.

Причина глобальных катаклизмов, как грядущих, так и уже наступающих, лежит в самом характере человеческой цивилизации, которая не вписывается и не пытается вписываться в структуру окружающего мира. Вплоть до XIX века люди жили в несравненно большем балансе с природой, чем после промышленной революции. Природа за миллионы лет создала технологии производства всего того, что необходимо человеку для пребывания в этом мире (иначе б мы тут не жили), но нам ведь надо побыстрее и попроще, чтоб стало побольше да подешевле при наращивании объёмов производства и продаж, да ещё и с нужными потребительскими свойствами.

Природные технологии по нашему разумению, точнее было бы сказать – недоразумению – чересчур неспешные и заумные, нам невдомёк, мы не хотим выбирать два из трёх: «быстро, дёшево, вкусно» – нам все сразу подавай. Как результат, сегодня множество производств и все возрастающее накопление самых разнообразных отходов делают глобальный дисбаланс цивилизации и природы неизбежным. Энергетика XXI века вносит в дестабилизирующие процессы громадный вклад. Так, в Калифорнии выброс парниковых газов в атмосферу автомобилями составляет приблизительно половину от  общего выброса.  Изобретение паровой машины, а затем двигателя внутреннего сгорания с возможностью превращения энергии пара в электрическую в тысячи раз увеличили количество сжигаемых углеводородов  и  одновременно – выбрасываемых в атмосферу продуктов сгорания. В этом смысле путь от пожара в лесу до локализации огня человеком (на котором можно было жарить еду, обжигать горшки, который отпугивал хищниковобогревал помещения) длиннее, чем от костра в пещере до двигателя автомобиля, а идея-то, в сущности та же.

    Главные надежды в решении острейших экологических проблем (к ним относятся и ресурсные) возлагаются сегодня на технологические прорывы. В последние годы развитые страны переориентируют своё развитие на реализацию стратегии экологически ориентированного роста, одной из главных составляющих которой становятся «зелёные технологии». В этот процесс всё больше вовлекаются и развивающиеся экономики – пришла очередь и нам непосредственно рассказать про технологические прорывы, про достижения инновационных систем, затрагивающие «зелёные технологии». При этом в описаниях «зелёных технологий» обойдёмся без кавычек.

Начнём с солнечных и ветряных электростанций. В 2015 году возобновляемая энергетика вышла на первое место по установленной мощности среди всех видов топлива, когда в мире количество ежедневно устанавливаемых солнечных панелей превысило 500000 штук, а в Китае число запускаемых ветряных установок достигло двух в час. На наших глазах происходит беспрецедентная зелёная революция, которая кардинально изменит расклад сил на энергетическом рынке. Темпы установки солнечных панелей бьют все рекорды. И это только начало, ведь стоимость ветряков, а тем более солнечных панелей постоянно снижается.

«Мы наблюдаем трансформацию глобальных энергетических рынков под влиянием возобновляемых источников» – признал исполнительный директор Международного энергетического агентства Фатих Бирол. Он согласился, что рост частично вызван кардинальным падением цен на оборудование для солнечных и ветряных электростанций. Такие цены как сейчас невозможно было представить пять лет назад. Так, стоимость установки ветровой электростанции с 2010 по 2015 год упала на 30 %, а стоимость солнечных электростанций – в три раза.

Международное энергетическое агентство прогнозирует дальнейшее снижение стоимости ветряков и солнечных электростанций на ближайшие пять лет: на 15 % и 25 %, соответственно. Судя по всему, это довольно консервативная оценка. Вполне возможно, прогнозы опять придётся пересматривать из-за ещё более бурного роста солнечной и ветряной энергетики. Отчёт Medium-Term Renewable Energy Market Report 2016 посвящён временному периоду с 2015 по 2021 годы. Прогноз на этот отрезок пересмотрен на 13 % в сторону повышения. По оценке экспертов, установленные мощности за данный отрезок увеличатся не на 730 ГВт, а на 825 ГВт. Это связано с принятием более строгого законодательства в США, Китае, Индии и Мексике.

За 2015 год в мире установлено 153 ГВт мощностей в энергетике. Больше половины из них представляют солнечные станции (49 ГВт) и ветряные станции (63 ГВт). Введено в строй больше мощностей, чем генерируют некоторые страны «большой восьмёрки» ? например, Канада. Солнечные и ветряные электростанции станции добавили за год больше мощности, чем электростанции на угле, газе и ядерном топливе. Такое достижение позволило возобновляемым природным ресурсам обойти уголь и выйти на первое место в мире по установленной мощности. «Установленная мощность» в альтернативной энергетике ? это довольно условный показатель. Солнце не светит круглосуточно, а ветер дует с переменной скоростью в разных направлениях. Поэтому реальное производство электроэнергии из возобновляемых ресурсов гораздо ниже, чем установленные мощности. По этому показателю возобновляемые источники очень сильно отстают. Судя по всему, чтобы обогнать ископаемое топливо по генерации электричества, следует установить в разы больше генерируемой мощности, чем сейчас.

По данным Международного энергетического агентства за 2015 год, уголь обеспечил 39 % мировой генерации электричества, а все возобновляемые источники, включая ГЭС – всего 23 %. По прогнозу, доля возобновляемых источников к 2021 году вырастет до 28 %. В этом случае возобновляемые ресурсы будут генерировать более 7600 ТВт*ч – больше электричества, чем сейчас генерируют США и страны Евросоюза вместе взятые.

Отчет Institute for Energy Economics and Financial Analysis (IEEFA) за 2017 год показывает насколько явно КНР стремится стать лидером производства энергии из возобновляемых источников. В опубликованных документах заявляется, что общие инвестиции Китая в проекты производства чистой энергии составили в 2017 году более 44 миллиардов долларов, что существенно превосходит показатель 2016 года – 32 миллиарда долларов. Согласно ведущему автору отчета Тиму Бакли, главе отдела исследований вопросов энергетического финансирования в IEEFA, решение США отказаться от Парижского соглашения стал важным катализатором роста Китая на растущем мировом рынке возобновляемых источников энергии: «Это необязательно должно значить, что теперь Китай заполнит абсолютно все ниши оставленного США лидерства в результате отказа от Парижского соглашения, но это определённо предоставит стране технологическое превосходство и финансовые возможности, позволив доминировать в таких быстрорастущих секторах, как солнечная энергия, электромобили и производство аккумуляторов».

Для строительства солнечных электростанций (СЭС) требуются солнечные панели, эффективно преобразующие солнечный свет в электричество. И тут китайцы оказываются на острие научно-технического прогресса. Пример тому – разработка крупнейшего производителя тонкоплёночных солнечных элементов компании Hanergy, чья технология преобразования солнечной энергии побила сразу три мировых рекорда по энергоэффективности. По новой технологии дочерними компаниями Hanergy: Alta Devices, Solibro и MiaSole – были созданы три вида панелей: односегментный солнечный модуль GaAs, двойные стеклянные солнечные модули CIGS и солнечные модули CIGS на гибкой подложке, которые имеют рекордную эффективность преобразования энергии в 25,1 %, 18,72 % и 17,88 % соответственно. Эти солнечные панели могут использоваться для беспилотных летательных аппаратов, на крышах домов, в транспортных средствах на электрической тяге и различной электронике. По словам представителей компании, возможности применения их технологии бесконечны, так как она может использоваться практически во всех инновационных областях. В подтверждении своих заявлений компания Hanergy выпустила дрон на солнечных батареях. Без подзарядки он способен находиться в воздухе до 10 часов, тогда как время работы беспилотников, оснащённых только литий-ионными батареями, составляет не более двух часов.

Одно из многообещающих направлений изысканий эффективных преобразователей света солнца в электричество – тонкоплёночные структуры. В этом разрезе исследовательская группа из Оксфорда предложила новый способ создания тонкоплёночных солнечных элементов, эффективность преобразования энергии в которых превышает 15 %. Устройства создаются на основе материала, известного как перовскит. Солнечные ячейки имеют простую архитектуру и легко могут воспроизводиться в коммерческих масштабах, так как процесс осаждения из парообразного состояния, используемый для их производства, по своей простоте вполне может конкурировать с традиционными методами обработки материалов, применяемыми для создания солнечных элементов.

Британские исследователи продемонстрировали, что перовскиты не только поглощают свет, но также могут обеспечивать транспорт электронов и дырок проводимости. Это значит, что использовавшаяся ранее сложная наноструктура не является необходимой для создания сенсибилизированных красителем солнечных элементов. В предложенном ими устройстве поглощающий свет слой перовскита просто зажат между чувствительными к электронам и дыркам электродами. По сути, своей простотой установка во многом напоминает обычные плоские контактные солнечные батареи. При этом устройство обеспечивает высокую эффективность преобразования солнечной энергии в электричество (до 15,4 %), несмотря на толщину всего в 330 нм. Стоит отметить, что устройство также создаёт разность потенциалов в 1,07 В (что более чем в два раза превышает разность потенциалов, создаваемую кремниевыми пластинами толщиной 0,15 мм). Это означает, что для создания солнечных батарей с отличными характеристиками необходимо совсем немного перовскита.

Фотосинтез в наше время является основой альтернативной энергетики, но он привлекает внимание исследователей и в других сферах деятельности человека, в частности при синтезе новых материалов. Существующие технологии синтеза химических соединений основаны на применении токсичных веществ (в качестве катализаторов) и чрезвычайно энергозатратны. Кроме того, синтез может проводиться только в чистых помещениях, что делает его дорогим, длительным и ограничивает возможности для работы при естественном освещении. Поэтому учёные ищут альтернативные способы катализа химических реакций, например с помощью видимого излучения.

В природе фотокатализ используется растениями – солнечный свет при участии хлорофилла обеспечивает фотосинтез. Однако до недавнего времени фотокатализ не мог быть воспроизведён искусственно из-за отсутствия подходящих материалов. Американские исследователи разработали такой материал – люминесцентный солнечный концентратор (LCS). С помощью люминесцентных объектов устройство поглощало солнечный свет и перенаправляло его на фотоэлектрические элементы. В своей работе ученые из Технического университета Эйндховена использовали LCSs (в форме листьев), которые были легированы флуоресцентным красителем полидиметилсилоксаном. Поверхность объекта включала в себя сеть микроканалов для ввода жидкости с нужными химическими веществами, и под действием солнечного света молекулы вступали в реакцию. Таким образом, устройство повторяло принцип работы антенн фотосинтезирующих организмов.

Совместить фотосинтез и получение экологически чистого топлива удалось профессору химии Фернандо Урибе-Ромо из Университета Центральной Флориды, который вместе со своими студентами разработал новый синтетический материал, преобразующий углекислый газ в топливо под воздействием фотонов света. Такой материал решает сразу две проблемы: снижает количество парникового газа и даёт экологически чистое топливо. И самое главное, что для его изготовления не нужны драгоценные металлы. Здесь используется титан, который продаётся килограммами и почти в тысячу раз дешевле, чем платина или иридий.

Химизация сельского хозяйства. Борьба за урожайность сельскохозяйственных культур и повышение производительности животноводства, включая яйценоскость кур. Достижения очевидны. Провалы тоже: вырождение плодородия почв, вследствие передозировки удобрений в погоне за все более и более высокими урожаями; переизбыток химии в сельхозпродуктах; загрязнение окружающей среды, для которой рукотворные химические удобрения – инородные тела.

Неоспоримым преимуществом применения в сельском хозяйстве биопрепаратов перед химпрепаратами является их экологическая чистота. Продукты, произведённые по биотехнологиям не содержат в себе неестественные химические соединения. В них нет никаких избытков нитратов, фосфатов и прочих «спутников» химизации сельского хозяйства. Кроме того, чёткое соблюдение технологии применения сельхозбиопрепаратов ведёт к повышению урожайности многих сельскохозяйственных культур. Но самым весомым аргументов для потребителей биопрепаратов может оказаться в конечном итоге дешевизна их применения: в расчёте на гектар вложенных средств биотехнологии в несколько раз дешевле химических технологий.

Среди сельхозбиопрепаратов можно выделить:

– биоудобрения, вносятся в почву перед посевом растений и во время их подкормки, обеспечивают повышение урожая сельскохозяйственных культур;

— биостимуляторы роста, используются во время роста растений, завязи плодов и созревания урожая;

— средства борьбы с болезнями и вредителями, применяются при предпосевной обработке семян и в период появления вредителей;

— средства компостирования растительного материала, используются для переработки растительных материалов, остающихся после уборки урожая и используется для обогащения почвы перед посадкой растений.

По мнению многих экспертов, будущее принадлежит биологическому земледелию, принцип действия которого – поддержании почвы в жизнеспособном, биологически активном состоянии. Основа биологического земледелия – это активация микрофауны почвы. Почвенно-микробиологические процессы протекают с желаемой интенсивностью лишь тогда, когда их обитатели находятся в активном состоянии.

В корнеобитаемом слое почвы всегда существует сообщество бактерий, грибов, других простейших микроорганизмов, сложившихся за миллионы лет. Как это ни парадоксально, но основная масса биосферы состоит из этих микроскопических существ. В процессе своей жизнедеятельности они создали и постоянно увеличивают плодородие почв планеты. Среди микроорганизмов, населяющих почву, есть полезные и вредные. В свою очередь, среди полезных микроорганизмов одного и того же вида существуют особи высокой метаболической активности. Такие уникумы и представляют практический интерес. Их выделяют в чистую культуру, изучают полезные свойства, затем комбинируют, создавая консорциумы естественных экологически чистых препаратов. Получаются сельхозбиопрепараты.

Химические средства защиты растений подавляют не только вредную, но и полезную микрофлору почвы. В результате замедляются процессы разложения и минерализации растительных остатков. Вынос питательных элементов превышает естественный прирост. Почвы быстро теряют своё плодородие.

Для предотвращения дальнейшего оскудения почв разрабатываются сельхозбиопрепараты с уникальными свойствами. К примеру, унификаторы состава почвы и стабилизаторы урожая. Первые приводят состав почвы к стандартному набору микроорганизмов для унификации процесса дальнейшей работы с почвами независимо от климатических зон. Вторые стабилизируют урожай в зависимости от конкретных погодных условий в данный момент в данном регионе: в случае засухи удерживают влагу в почве и поглощают её из атмосферы, в случае дождей поглощают избыток влаги из почвы и непосредственно с сельскохозяйственных культур. Применение биопрепаратов при компостировании растительных остатков позволяет получить органическое экологически чистое удобрение. Безотходные технологии переработки отходов бродильной, маслобойной, сахарной, мукомольной промышленности с использованием биопрепаратов превращают отходы из загрязняющего фактора в высококачественное органическое удобрение или сырьё для получения биологических средств защиты растений.

Ещё одна «профессия» сельхозбиопрепаратов – рекультивация земель. Вокруг современных крупных предприятий простираются обширные поля отчуждённых нарушенных земель, утративших плодородие. Такие экзотические ландшафты напоминают лунные пейзажи. Это могут быть золошламоотвалы комбинатов, отвалы шахтной добычи рудных и нерудных ископаемых, нефтяные загрязнения различного происхождения. Традиционная рекультивация предлагает следующие приёмы ускоренного возврата нарушенных земель: нанесение плодородного слоя, использование хозбытотходов с последующим запахиванием, внесение торфяной золы.

Биологическая рекультивация нарушенных земель даёт возможность в момент высева трав-эндемиков обеспечить их семена необходимым и достаточным количеством питательных веществ, нужными группами почвенных микроорганизмов, усваивающих азот из воздуха и обеспечивающих их питание. Фактически при прорастании семян, вокруг корешка формируется свой микроагроценоз. Предварительное и последующее внесение почвоулучшающих и агрополезных микроорганизмов, а также объединение между собой множества микроагроценозов развивающихся растений, приводит к образованию сплошного тонкого слоя гумуса – основы начала формирования нормального плодоносного слоя.

В результате применения биопрепаратов уже в первый год рекультивации удаётся получить хороший рост трав. При этом резко возрастает численность почвенной микрофлоры, особенно тех групп микроорганизмов, которые активно участвуют в первичном почвообразовании. В результате гумус образуется уже на втором году рекультивации. На третий год его содержание достигает 1,3-1,5%. Без применения биологических методов содержание гумуса к этому времени составляет 0,1%. Затраты на рекультивацию с помощью микроорганизмов, входящих в состав сельхозбиопрепаратов, снижаются в 5-8 раз по сравнению с традиционными методами.

Сельхозбиопрепараты применяются не только сельхозпроизводителями, но и городскими коммунальными службы: для улучшения условий обитания человека в мегаполисе используются агроприёмы с применением биопрепаратов, обеспечивающие восстановление плодородия почвы и ее биологической активности. В результате улучшаются декоративные свойства растений, возрастает приживаемость саженцев (в 5-7 раз). Снижается расход минеральных удобрений в 2-3 раза, а в отдельных случаях можно полностью отказаться от их применения, кроме того, подавляется фитопатогенная микрофлора.

Завершая разговор про зелёные технологии в формате сельхозбиопрепаратов необходимо подчеркнуть, что стоимость сельхозбиопрепаратов на порядок выше, чем стоимость тех же химических удобрений, но расход на два порядка меньше. В результате – экономия для сельхозпроизводителей на порядок по сравнению с химическими сельхозпрепаратами. Плюс экологическая чистота сельхозпродуктов. Технология весьма и весьма перспективная, как в сельскохозяйственном аспекте, так и в коммерческом плане, и завоёвывает все новые и новые позиции в сельском хозяйстве развитых стран.

По мнению учёных, применение нанотехнологий в сельском хозяйстве (при выращивании зерна, овощей, растений и животных) и на пищевых производствах (при переработке и упаковке) приведёт к рождению совершенно нового класса пищевых продуктов – нанопродуктов, которые со временем вытеснят с рынка генно-модифицированные продукты.

Рассказ про достижения зелёных технологий не может обойтись без генной инженерии, которая открывает перед человечеством пути решения проблемы истощения ресурсов и настраивает на разумное природопользование.

В этом плане исследователи из израильского Института Вейцмана научились менять структуру ДНК овощей и фруктов для улучшения их внешнего вида и вкуса. Основные характеристики плодов при этом не меняются. Метод израильских учёных наиболее точный из всех существующих на сегодняшний день и представляет большой интерес для садоводов. До сих пор любые изменения структуры ДНК плодов приносили непредсказуемый результат, так как помимо вкусовых качеств и внешнего вида они случайно затрагивали и другие признаки растений.

Новый метод построен на принципе гомологичной рекомбинации – способа устранения двух- или однонитевых повреждений ДНК с помощью повторяющегося копирования признаков, который используется клетками чаще всего. Генетики научились использовать этот процесс в собственных целях. Они выбирают необходимую черту и «обрезают» ДНК таким образом, чтобы при естественном восстановлении клетки сами подставили её в молекулы.

Для показательного эксперимента учёные попытались изменить цвет томатов. Так результат исследования можно было без труда отследить визуально. В результате гомологичная рекомбинация произошла в 14% случаев, что считается высоким показателем точности.

«Теперь, когда мы показали, что преднамеренно индуцированная гомологичная рекомбинация происходит с такой высокой частотой, садоводы могут начать использовать этот механизм. Метод позволяет не просто редактировать, а переписывать геном растения, чтобы комбинировать необходимые свойства, включая вкус, размер, урожайность и устойчивость к болезням», – отметил профессор Авраам Леви, под руководством которого проходило исследование.

И немного про «голубую экономику». В последнее десятилетие динамично развивается мощное научно-практическое направление «The Blue Economy» («голубая экономика» или экономика морепродуктов). Этому направлению посвящены сотни публикаций и патентов, разработаны новые технологии, созданы сотни научно-производственных компаний в разных странах.

Одним из очень важных направлений «голубой экономики» является глубокая промышленная переработка водорослей из морских, речных, озёрных и искусственных водоёмов с целью получения широкого ассортимента ценных продуктов. Одними из самых массовых продуктов переработки водорослей являются волокна на основе альгината (альгинат – основное вещество водорослей, полисахарид близкий по химическому строению к целлюлозе). Однако, как оказалось в последние годы, из водорослей можно производить разные виды биотоплива и простейшие органические вещества как сырье для более сложных продуктов: масел, биологически активных веществ, лекарств. При этом не надо бурить скважины и забираться в отдалённые уголки планеты, крушить арктический шельф – достаточно водоема под водоросли и солнечного света для их питания и размножения.

Наиболее перспективной с точки зрения выращивания и производства различных полезных и ценных продуктов признается вид водорослей Spirulina. Эти водоросли легко выращиваются, дают большой урожай, содержат значительное количество потенциального полезного сырья. Самым прибыльным с учётом конъюнктуры на мировом рынке потребления топлива и реально реализуемым направлением признается выращивание водорослей для производства биотоплива и производство из водорослей различных видов биотоплива. При этом из одной тонны влажной биомассы водорослей можно получить до двухсот литров масла, из которого путём несложных технологий можно будет получать биодизель и ряд ценных органических веществ: триглицериды, жирные кислоты, липиды, углеводороды с длинной цепочкой, углеводы (сахара, крахмал, альгинат), этанол и другие спирты, целлюлозу, другие ценные продукты.

Эксперты отмечают высокую экономичность получения биотоплива из водорослей в сравнении с другими способами получения биотоплива из растений (рапс, кукуруза, пальмовые плоды и прочее) и предсказывают резкий рост использования водорослей в ближайшие годы. Специалисты оценивают преимущества биотоплива из водорослей по следующим соображениям:

— топливо потенциально продуцируется прямо в водорослях с помощью солнечной энергии;

— не нужно занимать площади, занятые под выращивание сельхозкультур;

— процесс производства легко масштабируется;

— цены готовой продукции сравнимы с ценами на обычное топливо;

— экологическая чистота производства.

В общем, в мире сформировалось мощное перспективное научно-техническое движение – «голубая революция» – эффективное использование растений и животных морей, рек и озёр в различных важнейших направлениях деятельности человека: от изучения механизма функционирования растений и животных водоёмов различного вида до создания новых технологий и продуктов на этой основе (бионика) и «одомашнивание» выращивания водных растений – водорослей для производства из них биотоплива, волокон, углеводов, полисахаридов, продуктов питания, пищевых добавок, лекарств, других ценных продуктов. При этом «голубые технологии» экономичны (солнечная энергия прямо трансформируется в биотопливо и другие ценные продукты) и экологичны (не занимают земельные угодья, не увеличивают содержание углекислого газа в атмосфере).

В конце нашего небольшого обзора достижений зелёных технологий немного экзотики. Зелёные технологии – зеленее не придумаешь.

В попытке найти экологическую альтернативу для создания электрических батарей исследователи из Калифорнийского университета в Риверсайде разработали батарею с использованием шампиньонов двуспоровых. Как утверждают учёные, их детище сможет не просто снизить экономическую и экологическую стоимость при производстве батарей, но и привести к созданию аккумуляторов, мощность которых не падает, а наоборот, возрастает с течением времени. Инновационные батареи состоят из трёх основных элементов: отрицательный полюс (катод), положительный полюс (анод) и твёрдый или жидкий разделитель (электролит). В качестве анода в литиево-ионных батареях используется синтетический графит, однако этот материал требует использования агрессивных химических веществ для очистки и подготовки.

Эти процессы не просто дороги сами по себе. Их побочным продуктом являются опасные отходы, вредящие окружающей среде. Учёные решили использовать грибы шампиньоны как заменитель для графита по двум причинам. Во-первых, более ранние исследования показали, что эти грибы – очень пористые, а это свойство важно при создании аккумулятора (большее количество отверстий позволяет запасать и передавать больше энергии, что повышает производительность). Во-вторых, они содержат много солей калия, а значит, могут привести к созданию батарей, активных в течение долгого времени, по сути, даже повышающих собственную мощность со временем. «С подобными материалами аккумуляторы мобильных телефонов будущего будут не разряжаться быстрее со временем, а напротив, начнут дольше держать заряд из-за активизации пор внутри углеродных структур», – комментирует Бреннан Кэмпбелл, аспирант Калифорнийского университета в Риверсайде и один из соавторов работы.

Люк Боузер, работающий в университете британского города Лидса, вместе с коллегами задумался над тем, можно ли использовать белки, создаваемые для укрепления скелетов животных, при выращивании новых деталей электроники. Его команда в качестве основы для своей работы выбрала силикатеины – белки, строящие скелеты морских губок. Используя методы размножения ДНК, учёные вырастили миллионы мутаций ДНК, кодирующих силикатеины. Мутации возникали естественным путём во время процесса роста, так что в итоге получилось множество вариантов белков. А это привело к тому, что некоторые силикатеины приобрели способность строить разнообразные минеральные кристаллические структуры.

Исследователи из Университета Техаса в Остине создали новый экологически чистый антипирен из вещества, которое содержится в морских мидиях. Существующие антипирены часто являются токсичными и могут накапливаться в течение долгого времени в окружающей среде и живых организмах, включая человека. Огнезащитные добавки включаются в состав современной мебели, автомобильной обивки и многих других потребительских товаров. С течением времени эти химикаты могут выделять токсичные вещества в окружающую среду и оказывать вредное воздействие на здоровье людей. Исследователи обнаружили, что синтетическое покрытие из полидопамина, полученного из допамина, обладает весьма эффективными огнезащитными свойствами. Исследователи считают, что их покрытие можно использовать вместо обычных антипиренов. Было обнаружено, что применение покрытия из полидопамина для пенопластов привело к значительному снижению интенсивности пламени. Возможность огнезащитных покрытий из полидопамина по уменьшению интенсивности пожара на 20% лучше, чем у существующих антипиренов, при этом необходимо относительно малое количество полиподамина для защиты горючих материалов от огня.

Учёные из Кардиффского университета (Великобритания) придумали инновационный способ добычи водорода из обычной овсяницы, что может сильно повлиять на сферу энергетики в целом. Водород уже давно признан чрезвычайно перспективным альтернативным видом топлива: обладая высоким содержанием энергии, он не выделяет парниковых газов при сгорании. Однако процесс получения этого топлива сам по себе не является экологически чистым, к тому же он дорогостоящий, так как при этом расходуются огромные запасы природного газа и угля. Данные факты заставляют учёных придумывать альтернативные и более безопасные способы получения водорода. Одно из самых перспективных исследований ведётся учёными из Кардиффского университета в Великобритании, которые сотрудничают с исследователями из Королевского университета в Белфасте. В ходе своего исследования учёные разрабатывают эффективный способ получения водорода из целлюлозы с помощью солнечного света и катализатора. По словам исследователей, использование дешёвого катализатора в виде никеля и обычной травы для получения водорода делает из их исследования по-настоящему инновационными.

Химики из университета Бата синтезировали биопластик, используя вещество, которое содержится в смоле хвойных деревьев. Исследователи надеются, что материал, полученный целиком из возобновляемых ресурсов, будет использоваться как упаковка для пищевых продуктов, а также для создания медицинских имплантатов. Сырьём для производства экологичных материалов, таких как полилактид (полимолочная кислота), служат возобновляемые ресурсы: кукуруза и сахарный тростник. Помимо этого достоинства, полилактиды также обладают хорошей биосовместимостью, что позволяет использовать их в качестве медицинских имплантатов. Однако одним из существенных недостатков полимеров молочной кислоты является их низкая прочность и эластичность. Чтобы сделать полилактид более гибким, к нему добавляют капролактон, получаемый из нефти. Такая добавка делает биопластик не полностью возобновляемым материалом. Теперь химики из Англии заменили капролактон на пинен – вещество циклического строения, относящееся к классу терпенов, которое получают из смолы хвойных деревьев. Именно пинен придаёт ели её характерный аромат. Их работа поможет производить биопластмассу полностью из возобновляемых ресурсов. Пока учёные получили всего несколько граммов экологичного материала, однако химики работают над созданием методики, которая позволит перенести синтез биопластика из лаборатории в масштабное производство.

В США доктор Малькольм Браун, профессор из Университета Техаса, представил революционный способ «выращивания» наноцеллюлозы, который, по его мнению, является одним из самых важных открытий в биологии растений. Наноцеллюлоза – материал, представляющий собой набор наноразмерных волокон целлюлозы с высоким отношением длины к диаметру. Типичный диаметр такого волокна 5-20 нм, а длина варьируется от 10 нм до нескольких микрон. Материал обладает свойством псевдопластичности, т.е. является вязким при обычных условиях и ведёт себя как жидкость при физическом воздействии (тряске, взбалтывании и т. п.). Удивительные свойства наноцеллюлозы позволяют создавать на её основе сверхлёгкие и сверхпрочные материалы, такие, например, как аэрогель. Метод профессора Брауна гораздо более эффективен и экологически чист. Единственное, что для него нужно – это вода, солнечный свет и водоросли. Учёный «внедрил» выделенные из ацетобактерий гены в сине-зелёные водоросли, заставив их производить наноцеллюлозу. Потенциально, такой способ позволит создавать целые органические заводы по производству материала в промышленных масштабах. Появятся фермы, производящие наноцеллюлозу в больших количествах и недорого, да ещё и с поглощением углекислого газа из атмосферы. Тогда наноцеллюлоза может стать сырьём для производства биотоплива, и станут экономически эффективны многие области её применения.

Группа биохимиков под руководством Джеймса Ляо из университета штата Калифорния в Лос-Анжелесе создала особый штамм бактерий из рода Ralstonia, которые поглощают углекислый газ и перерабатывают его в бутанол и другие простые спирты, которые можно использовать в качестве биотоплива. Эта бацилла относится к особому классу бактерий, которые могут питаться водородом и не нуждаются в кислороде или в других особых условиях среды для выживания. Ферменты из семейства гидрогеназ – окислителей водорода – являются ключевым элементом микроба для его выживания. Джеймс Ляо и его коллеги вставили в геном Ralstonia eutropha несколько генов, заставляющих ее превращать излишки энергии в бутанол и другие органические спирты. Осталось найти надёжный и безопасный источник водорода – использование чистого водорода было бы крайне опасным занятием, так как любая утечка может обернуться мощнейшим взрывом. Учёные воспользовались тем, что бактерия умеет использовать молекулы муравьиной кислоты в качестве источника водорода. Ralstonia eutropha поглощает молекулы кислоты, расщепляет её на молекулу водорода и углекислого газа и использует первую как «топливо», а вторую – в качестве «стройматериалов» клетки. При этом муравьиную кислоту достаточно легко получить, если одновременно пропускать через воду углекислый газ и электрический ток. По оценке руководителя проекта, такая конструкция позволяет колонии расти, вырабатывает приемлемое количество биотоплива и может применяться для получения биотоплива из электричества, вырабатываемого солнечными батареями, ветряками и другими возобновляемыми источниками энергии.

В любом деле, в любой информации можно найти рациональные зерна, коли с головой к тому делу или информации подойти. Мозг учёного так устроен, что он во всем ищет ответы на свои вопросы, если тот всерьёз голову над какой-то проблемой ломает. Даже во сне. Даже при чтении ерунды всякой, когда заряд творца на решение вдруг так высветит проблему, что она совершенно в ином свете предстанет, а выход из тупика рядом окажется. Только немного сбоку. Не в том направлении, куда научная рутина затянула. Научные изыскания часто идут параллельными путями. Над одной и той же проблемой бьются пытливые умы сразу в нескольких институтах и лабораториях. Особенно если проблема востребована обществом.

Подытоживая сказанное, стоит ещё раз повторить, что одним из важнейших направлений современного развития научно-технического прогресса является смена парадигмы: от экстенсивного к устойчивому развитию с акцентом на максимальное сохранение природы и её самого активного члена – человека, деструктивная активность которого по отношению к природе достигла критического уровня. Антропогенный фактор в нарушении экобаланса со всеми вытекающими из этого негативными последствиями стал доминирующим. В связи с этим в развитых странах общество и правительства ставят задачу и принимают программы национального и интернационального характера по защите окружающей среды. Пришла пора спасать планету от неразумной избыточной эксплуатации её ресурсов человеком. В ответ на этот вызов времени в конце XX века сформировалось и продолжает развиваться в настоящий момент новое направление науки и практики под названием «зелёные технологии», охватывающее практически все сферы деятельности человека.

В перспективе ожидается дальнейшее ускоренное развитие широкого спектра экологически чистых технологий. К наиболее острым глобальным экологическим проблемам сегодня относят изменение климата, доступ к качественной воде и другим ресурсам, утрату биоразнообразия, поэтому можно предположить, что развитие технологий будет направлено на их решение. При этом «зелёные технологии» не сводятся к частным случаям. «Зеленые технологии» – это и экологически безопасное сырье, и экологически безопасные конечные продукты, и экологически безопасные технологии производства.

Перед лицом планетарной угрозы

Климат на планете продолжает меняться, вызывая таяние ледников, наводнения, засухи, деградацию почв, пожары и ураганы

В текущем столетии это одна из самых масштабных угроз человечеству. Вместе с другими центральноазиатскими государствами Казахстан находится в особой группе риска, и на его руководство ложится серьезная ответственность по спасению своей земли от надвигающейся катастрофы.

Согласно докладам Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), данный процесс имеет необратимые последствия. С таким заявлением уже согласились 197 стран, подписавших Парижское соглашение по изменению климата, а 170 из них, ратифицировав соглашение, уже принимают меры по реализации своих установленных целей как по сокращению выбросов парниковых газов, так и по мерам адаптации. В ноябре 2017 года в германском городе Бонне прошла климатическая конференция ООН, участники которой подтвердили приверженность Парижскому соглашению и сделали ряд важных заявлений.
– В Бонне прозвучали явные сигналы о необходимости отказа в ближайшее время от угля и «большой» угольной энергетики, а в дальнейшем – от углеводородного топлива в целом, – прокомментировал председатель экофорума общественных организаций Казахстана Вадим Ни. – Благодаря хорошему освещению в местной прессе до лиц, принимающих решения, дошло послание, что это не мечты и домыслы экологов, а реальные тенденции в мире. Стало понятно, что антиклиматическая позиция президента США Трампа не повлияет не только на реализацию Парижского соглашения другими странами, но и  самими Соединенными Штатами. Это также сигнал для наших энергетиков, что нет смысла ждать позитивных для них решений.
В свою очередь директор департамента по изменению климата Министерства энергетики РК Олжас Агабеков добавил, что Казахстану необходимо уделять большое внимание усилению внутренних мер по сокращению/ограничению выбросов парниковых газов для достижения заявленной безусловной цели уменьшения выбросов на 15% от базового 1990 года к 2030 году в рамках Парижского соглашения, а также принятию мер, направленных на соблюдение его положений (к примеру, разработка и утверждение долгосрочной стратегии низкоуглеродного развития, разработка мер по адаптации к последствиям изменения климата).

К диверсификации экономики
Взаимодействие между соседними государствами может значительно повысить эффективность борьбы с глобальным потеплением, что актуально для Центральной Азии. Так, Таджикистан и Кыргызстан, располагаясь на горной территории, уже сталкиваются с такими последствиями изменения климата, как учащенные оползни, таяние ледников, сели, наводнения и другие. В Узбекистане и Туркменистане засухи охватывают равнинные зоны стран. А в речных бассейнах Казахстана растет в весенний период количество наводнений. В связи с этим в регионе действует программа «Изменение климата и устойчивая энергетика» (ИКУЭ), в цели которой входит поддержка национальной политики стран Центральной Азии по вопросам изменения климата и устойчивой энергетики, используя подход низкоуглеродного развития, секвестрации углерода, содействия повышению энергоэффективности и внедрению возобновляемых источников энергии, а также продвижению подходов по адаптации и смягчению последствий изменения климата. Продвижением данной программы занимается Региональный экологический центр Центральной Азии (РЭЦЦА). Представитель РЭЦЦА, специалист программы ИКУЭ Жанна Бабагалиева рассказала, как климатические изменения влияют на Казахстан и какие меры необходимо принимать для смягчения вытекающих из этого негативных эффектов.
– Вопрос изменения климата для Казахстана является одним из чрезвычайных по ряду факторов, с которыми страна сталкивается в настоящее время. Так, согласно наблюдениям, в Казахстане темпы потепления климата опережают среднемировые уровни. Вместе с тем, по прогнозам экспертов ПРООН, существует высокая вероятность усиления в Казахстане проблемы нехватки воды на горизонте следующих 10–15 лет. Другие исследования показывают, что в Казахстане стихийные чрезвычайные ситуации имеют большую тенденцию к росту частоты и интенсивности. В этой связи сельскохозяйственные угодья, являясь наиболее уязвимыми к последствиям изменения климата, деградируют в результате селевых потоков, наводнений или засух и тем самым теряют свой потенциал, что создает дополнительные угрозы для продовольственной безопасности страны. В свою очередь рост стихийных бедствий и, как следствие, растущие темпы деградации природных ресурсов требуют решительных и безотлагательных действий по созданию и развитию адаптационных мер, на основе которых возможно превентивно реагировать на последствия изменения климата в Казахстане, – сообщила Жанна Бабагалиева.
Кроме того, по словам эксперта РЭЦЦА, в валовой добавленной стоимости ВВП Казахстана еще со времен СССР превалируют горнодобывающие отрасли и нефтегазодобыча, которые являются основными источниками выбросов парниковых газов и ухудшения экологических условий. Как показывает опыт последних лет, данные отрасли перестают быть для Казахстана источниками стабильного экономического роста, что требует ставить акценты по-новому, ускорить диверсификацию экономики и уделить особое внимание внедрению адаптационных мер в наиболее уязвимых секторах – в сельском хозяйстве, управлении водными и земельными ресурсами.

В зоне риска
По информации Министерства энергетики, в среднем по Казахстану скорость повышения среднегодовой температуры воздуха составляет 0,28ºС каждые 10 лет. Статистически значимая тенденция увеличения количества дней с температурой воздуха выше 35ºС наблюдается в Западно-Казахстанской, Актюбинской, Атырауской, Мангыстауской, Кызылординской, Южно-Казахстанской, Жамбылской, Алматинской и на некоторых метеостанциях Костанайской области – от 1 до 5 дней каждые 10 лет. Практически повсеместно на территории всех областей наблюдается тенденция уменьшения повторяемости морозных дней, когда суточная минимальная температура опускается ниже 0ºС. Кроме того, отмечается тенденция к увеличению осадков в зимний период и к уменьшению их в остальные сезоны.
По прогнозам экспертов ПРООН, в перспективе до 2030 года Казахстан столкнется с проблемой водного дефицита. Урожайность зерновых культур может уменьшиться на 30–40% до 2050 года. Исследования показали, что стихийные чрезвычайные ситуации имеют большую тенденцию к усилению частоты и интенсивности. Одной из ключевых экономических отраслей в Казахстане, основным источником занятости и питания сельского населения является животноводство. Пастбища, чутко реагирующие на изменение климата, деградируют и теряют свой потенциал. Из-за неблагоприятного воздействия погодных условий происходит падеж сельскохозяйственных животных. Это сильные морозы, сильные метели, высокий снежный покров, ледяные прослойки в снежном покрове, возврат холодной погоды после стрижки овец, сильная жара и засуха и др. Падеж животных наблюдаются также из-за болезней, но ветеринария умеет с ними работать, в то время как противостоять опасным природным (погодным) явлениям намного сложнее. Другие отрасли, в том числе строительство, транспорт, ЖКХ, здравоохранение, также подвержены изменению климата.
Одним из инструментов снижения выбросов парниковых газов является торговля эмиссионными квотами. Каждое предприятие при превышении разрешенного лимита выбросов платит штраф, но в случае снижения выбросов оно может продавать остатки неиспользованного лимита другим предприятиям. В 2013 году Республика Казахстан первой из стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии запустила систему торговли квотами на выбросы. Для успешной реализации системы была разработана и принята соответствующая нормативно-правовая база и реализованы Национальные планы распределения квот на выбросы парниковых газов на 2013 год и на 2014–2015 годы, в которых было распределено более 450 млн единиц квот (тонн СО2) для более чем 150 предприятий. С 1 января этого года данная система перезапущена, сообщает Министерство энергетики.

Послаблений не будет
В данных обстоятельствах огромная ответственность ложится на казахстанскую энергетическую индустрию, на которую все сильнее будет оказываться как внутреннее, так и внешнее давление.
– Все начинают считать «углеродный след» от своей продукции и услуг, – пояснил Вадим Ни. – До недавних пор это было добровольным шагом, но сейчас это требование встраивается в цепочку от добычи углеводородов до поставки различных видов продукции до конечного потребителя. И наши крупные компании уже сталкиваются с этим. В некоторых сферах это требование уже к середине 20-х годов станет обязательным, например, в гражданской авиации. Сейчас надо всем крупным компаниям уже считать выбросы парниковых газов по своей продукции, услугам. Никто не будет делать исключений для такой довольно большой экономики, как казахстанская, постепенно все начинают считать «углеродный след» продукции, в том числе импортируемой. А значит, и выбор поставщика все больше осуществляется с учетом меньшего «углеродного следа», а у наших экспортеров он большой. Значит, уже сейчас нужно не только считать выбросы, но и искать варианты по их сокращению, переходу на возобновляемые источники энергии, снижать энергоемкость продукции и услуг. Иначе можно потерять выходы на экспортные рынки. Ведущие компании мира сегодня делают это вне зависимости от их правительств.
В свою очередь представитель Мин­энерго Олжас Агабеков сообщил, что крупные объекты (установки) природопользователей, осуществляющих свою деятельность в данных сферах, являются предметом регулирования в рамках действующей с 1 января 2018 года системы квотирования выбросов парниковых газов. В рамках данного механизма устанавливаются лимиты на выбросы парниковых газов этих субъектов. С 2021 года планируется ужесточить подходы регулирования выбросов парниковых газов в связи с тем, что к 2030 году Казахстан обязался сократить свои выбросы парниковых газов на 15% от уровня выбросов 1990 года. Другими словами, экологическим послаблениям в вопросе сокращения выбросов парниковых газов в Казахстане с 2021 года не может быть места с учетом принятия на себя конкретных обязательств путем ратификации Парижского соглашения, которое беспрецедентно быстро вступило в действие и ратифицировано уже 172 странами-сторонами РКИК ООН (из 197 сторон).


Справка

В рамках проекта Всемирного банка «Программа по адаптации к изменению климата и смягчению его последствий в бассейне Аральского моря» (CAMP4ASB) в Алматы 24 и 25 января 2018 года под эгидой РЭЦЦА состоится Центрально-Азиатская конференция по вопросам изменения климата. Главная цель конференции – поддержка регионального диалога, распространение знаний и информации в области адаптации к изменению климата и определение возможностей для дальнейших совместных действий между всеми заинтересованными сторонами и инициативами международных агентств развития.


Данил УТЮПИН, фото Павла МИХЕЕВА, Алматы

Казахстан ускорил переход к принципам «зеленой» экономики

Уходящий год станет рекордным по инвестициям Казахстана в охрану окружающей среды. За десять месяцев вливания в эту сферу превысили 61 млрд тенге, что почти в три раза больше прошлогоднего показателя.

По данным аналитического портала Finprom.kz, региональными лидерами по объему инвестиций в охрану окружающей среды стали Акмолинская (24,6 млрд тенге), Атырауская (7,8 млрд тенге) и Жамбылская (7,1 млрд тенге) области.

Совместно с Организацией экономического сотрудничества и развития Казахстан подготовил программу государственных «зеленых» инвестиций, пилотным проектом которой является проект «Экологически чистый общественный транспорт». Первый этап планируется реализовать в Шымкенте и Костанае. В этих городах 300 устаревших автобусов будут заменены на современные, работающие на чистых видах топлива. Общая стоимость инвестиций составит 9,9 млрд тенге.

На втором этапе, в котором примет участие большинство городов страны, планируется заменить уже до 2,8 тысячи автобусов. Суммарный объем инвестиций может достигнуть 94,6 млрд тенге, тогда как вклад государственного финансирования составит 46,6 млрд тенге.

В ближайшие пару лет в Казахстане также появятся солнечные и биогазовые станции, запланировано строительство четырех ГЭС суммарной мощностью свыше 20 МВт. Проекты будут реализованы благодаря инвесторам. 53 компании из Казахстана, Китая, России, Турции, ОАЭ и Болгарии приняли участие в торгах, по итогам которых 15 из них смогут заключить долгосрочные контракты.

По результатам прошлого года в развитие «зеленой» экономики страны было инвестировано 34,5 млрд тенге. Из них в возобновляемые источники энергии вложено 18,9 млрд тенге, в энергосберегающие технологии и повышение энергоэффективности – 15,6 млрд тенге.

Сегодня в республике действует 55 объектов возобновляемых источников энергии суммарной мощностью 336 МВт. Так, четыре года назад в Жамбылской области была возведена крупнейшая в Центральной Азии солнечная электростанция «Бурное» стоимостью 123 млн долларов. Международные финансовые институты инвестировали в ее строительство 75%.

В рамках передовых международных стандартов «зеленой» экономики местные исполнительные органы смогут выпускать «зеленые» облигации через биржу AIX (Астана) для привлечения международного капитала в городские проекты, направленные на развитие экологического транспорта, «чистой» энергетики, «умного» освещения и сохранение природных ресурсов.

В этом году 16 акиматов выпустили государственные ценные бумаги общим объемом в 110,9 млрд тенге (годом ранее – 94,8 млрд). Лидером по привлечению инвестиций в этом году стал Шымкент – 18,6 млрд. Среди крупнейших муниципальных эмитентов также оказались акимат Атырауской области (11,9 млрд) и Астана (11,1 млрд). Суммарно на долю трех акиматов приходится 37,6% (41,7 млрд) от всего эмиссированного объема.

Крупнейшими же эмитентами «зеленых» облигаций на сегодняшний день являются США (21% от совокупного объема), Бельгия (19%), Китай (8%), Италия (5%) и Франция (5%).

Загнать в уголь

В 2018 году в нашей стране убивают в очереди за углем, а над самым большим и богатым городом страны повисла черная пелена дымного смога. Дым к лету развеется, а проблемы — нет.

В голодные 90-е мы с отцом охотились за углем. Найти качественное топливо для дома в небольшом, внезапно оставшемся без центрального отопления Талгаре было той еще задачей. И не только из-за денег, которых тотально не хватало, но и из-за самого угля, который зачастую вообще не горел и оставлял золы в два раза больше собственного объема. Зажиточные семьи уже тогда начали переходить на солярочные печи, которые хоть дорого стоили и попахивали, зато давали постоянное тепло в отличие от угольных топок, которые вечером накалялись докрасна, а к утру остывали. Тем не менее большинство населения из-за отсутствия денег сидело на угле, то есть на самом дешевом и неэкологичном топливе.

И надо сказать, что потребители угля спустя несколько зим почувствовали некоторый прогресс. Уголь становился все лучше, доставать его было легче. И в какой-то момент даже появился выбор — двигатель конкуренции: можно было выбирать между поставщиками и сортом угля. Все еще оставаясь угольнозависимыми, мы уже могли думать, что там дальше, за углем. В светлом безугольном будущем, о котором старательно рассказывал телевизор.

Это будущее наступило только в 2017 году, когда Талгар, находящийся в 25 километрах от Алматы, начали газифицировать. Но время сыграло с экологичным счастьем злую шутку. Приобщившись к заветной желтой газовой трубе физически, координатно, большинство талгарцев оказались не в состоянии приблизиться к газу финансово. Труба проходит в сантиметровой близости от заборов частных талгарских домов, а их хозяева привычно завозят мимо этой трубы уголь самосвалами. Газификация прекрасно выглядит на бумаге. В реальности у населения, пережившего несколько девальваций, на нее не хватает денег. Поэтому уголь все так же остается для многих талгарцев единственным шансом не замерзнуть зимой.

И это в Семиречье, где климат достаточно мягкий. Подготовка к зиме в Восточном Казахстане, славящейся своей суровостью, обернулась гибелью чемпиона страны по дзюдо Жасулана АБИЕВА. Его убили в драке в очереди за углем. В драке, ставшей уже привычным явлением для региона. На YouTube есть десятки роликов по запросу «битва за уголь», и все из ВКО. На видео грузовики таранят друг друга, стараясь первыми попасть на загрузку, люди отпихивают и матерят рядом стоящих. Очень похоже на битву за бензин и воду в «Безумном Максе», только еще хуже. Хуже, потому что к 2018 году вдруг оказалось, что черным золотом Казахстана является совсем не нефть.

Причем в правительстве это понимают очень четко. Несмотря на все реляции и выставку EXPO-2017 (которая, между прочим, прошла под вывеской «зеленой» энергетики и возобновляемых ресурсов энергии), долгосрочная стратегия развития АО «Самрук-Казына» на 2015-2025 годы предполагает безальтернативное развитие добычи угля и выработку энергии путем его сжигания. И, как пишут эксперты Центра по внедрению новых экологически безопасных технологий в обзоре «Угледобыча и угольная энергогенерация в Казахстане», государством «не запланировано выделение достаточных средств для решения декларированных целей по замене угля на газ для энергогенерации, так как для решения таких задач требуются суммы на два порядка большие, в связи с отсутствием газовых магистральных трубопроводов в большинстве регионов с преимущественно «угольной» генерацией. В период 2015-2018 гг. было запланировано истратить на развитие газотранспортной системы около 134 млн. долларов США, которые после девальвации обменного курса в 2015 году сократились до 74 млн. долларов. Таких средств явно недостаточно для развития газотранспортной системы в тех регионах, где ее нет совсем или ее мощности недостаточны для «газовой» генерации».

Энергетика страны сейчас более чем на 80 процентов зависит от угля. В перспективе, судя по всему, эта цифра как минимум не будет уменьшаться. А потребление угля населением будет расти вслед за снижением уровня жизни. На этом фоне очень странно читать об очередных программах правительства, оптимистично утверждающих, что к 2050 году доля возобновляемых источников энергии в структуре энергетики Казах­стана будет составлять от 30 до 50 процентов (сейчас менее трех процентов). При том, что ни инфраструктуры, ни технологий для такого скачка в стране нет. Даже ТЭЦ-2 в Алматы все никак не могут перевести на газ, хотя сделать это поручил глава государства еще в 2017 году. В существующих условиях, наверное, вряд ли стоит радоваться тому, что ТЭЦ лишь частично переведена на мазут.

В 1952 году на Лондон опустился «великий смог». Из-за сильнейшего задымления в столице Великобритании погибло около 12 тысяч человек и около 100 тысяч человек пострадало. Эта экологическая катастрофа привела к принятию современных законов о качестве окружающего воздуха и среды. Лондонцев в срочном порядке призвали демонтировать угольные печи, субсидируя установку газовых котлов. Позже именно этот инцидент поможет Маргарет ТЭТЧЕР в ее намерении полностью реструктурировать угольную промышленность, развернув всю экономику страны в другом направлении.

А нам остается готовиться к долгой зиме. И надеяться, что после нее действительно настанет весна.

АНАЛИЗ МИРОВОГО ОПЫТА ПЕРЕХОДА К ЗЕЛЕНОЙ ЭКОНОМИКЕ: ПРЕДПОСЫЛКИ И НАПРАВЛЕНИЯ

В настоящее время в мире особое внимание уделяется понятию «зеленая» экономика.

Финансовые учреждения, представители венчурного бизнеса, правительства отдельных стран, предприниматели, потребители переходят к зеленой экономике. Инвестиции в энергоэффективные технологии и природную инфраструктуру уже приносят адекватную отдачу [2].

Зеленая экономика – направление в экономической науке, сформировавшееся в последние два десятилетия, в рамках которого считается, что экономика является зависимым компонентом природной среды, в пределах которой она существует и является ее частью. Теория зеленой экономики базируется на трех аксиомах: невозможно бесконечно расширять сферу влияния в ограниченном пространстве; невозможно требовать удовлетворения бесконечно растущих потребностей в условиях ограниченности ресурсов; все на поверхности Земли является взаимосвязанным. Постоянный экономический рост невозможен – возможно только постоянное экономическое развитие. Концепция «зеленой экономики» получает все больший общественный резонанс. Она активно обсуждается экспертами, политиками, неправительственными организациями. Сторонники концепции «зеленой экономики» считают, что преобладающая сейчас экономическая система несовершенна. Хотя она дала определенные результаты в повышении жизненного уровня людей в целом, и особенно ее отдельных групп (или групп стран), негативные последствия функционирования этой системы значительны: это экологические проблемы (изменение климата, опустынивание, утрата биоразнообразия), истощение природного капитала, широкомасштабная бедность, нехватка пресной воды, продовольствия, энергии, неравенство людей и стран. Все это создает угрозу для нынешнего и будущего поколений. Для выживания и развития человечества требуется переход к «зеленой экономике» – то есть системе видов экономической деятельности, связанных с производством, распределением и потреблением товаров и услуг, которые приводят к повышению благосостояния человека в долгосрочной перспективе, при этом не подвергая будущие поколения воздействию значительных экологических рисков или экологического дефицита [4].

Основными целями исследования анализ мирового опыта перехода к зеленой экономике и ее развития в Казахстане.

Материалы и методы исследования

Значительный вклад в разработку теории и методологию оценки конкурентоспособности внесли российские и зарубежные ученые Н.Пискулова, Пахомова Н. В. , Рихтер К. К. , Малышков Г. Б. и другие. Исследование базируется на использовании научных методов: обобщения от частного к общему и от общего к частному, анализа, прогнозирования, экономической оценки (аналогии).

В ходе написания статьи использованы различные источники литературы: научная литература, аналитические материалы компаний и т.д.

Результаты исследования
и их обсуждение

Согласно классификации Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), «зеленые» технологии охватывают следующие сферы: общее экологическое управление (управление отходами, борьба с загрязнением воды, воздуха, восстановление земель и пр.); производство энергии из возобновляемых источников (солнечная энергия, биотопливо и пр.), смягчение последствий изменения климата, снижение вредных выбросов в атмосферу, повышение эффективности использования топлива, а также энергоэффективности в зданиях и осветительных приборах [9].

Идея зеленой экономики в качестве программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) была принята в 2008 году [1].

Для переориентации мирового хозяйства на устойчивую в экономическом, социальном и экологическом отношении модель роста принципы «зеленой» экономики должны быть интегрированы в реализуемые ныне структурные реформы. Эксперты выделяют четыре основных канала (определяя и соответствующие им эффекты), посредством которых формирование «зеленой» экономики и связанные с этим структурные реформы могут служить двигателями экономического роста, воплощающегося в том числе и в увеличении ВВП.

Во-первых, переход к зеленой экономике способен увеличивать входные ресурсы естественного, физического и человеческого капитала (это – input effects). Речь идет о повышении продуктивности природных ресурсов (лесных, рыбных, сельскохозяйственных угодий, др.) за счет более эффективного управления естественным капиталом, о повышении качества человеческого потенциала от улучшения здоровья и сокращения заболеваемости населения вследствие улучшения состояния окружающей среды и, наконец, о снижении экономического ущерба от потерь физического капитала вследствие более умелого управления экологическими рисками, включая лесные пожары, наводнения, другие стихийные природные явления.

Во-вторых, этот переход должен сопровождаться благоприятными структурными изменениями и предполагает значительные инвестиции в ряд системообразующих секторов, включая энергетику, строительство, жилищно-коммунальное хозяйство и др., направленных на обновление производственного аппарата, повышение энергоэффективности, переход к альтернативным источникам энергии и снижение выбросов парниковых газов. Все эти результаты выражаются в повышении в широком смысле слова эффективности базовых отраслей экономики (efficiency effect). Одновременно с этим, в-третьих, самостоятельно выделяются, как важный фактор роста, инвестиционные вложения в развитие «зеленой» инфраструктуры, включая систему водоснабжения и канализации, общественный транспорт, ориентированный на альтернативные источники топлива и др. Указанные структурные изменения и значительные инвестиции способны подстегнуть экономический рост, как со стороны предложения, так и со стороны спроса, одновременно расширяя занятость и способствуя снижению (особенно значительной в период кризиса) безработицы. В данном случае речь идет о стимулирующих эффектах (stimulus effects).
И, наконец, в-четвертых, переход к зеленой экономике стимулирует инновационную активность, в том числе и на уровне фирм (измеряемую, как правило, через затраты на НИОКР и патентную активность), которая должна быть поддержана, наряду с созданием благоприятной конкурентной среды, также и методами регулирования, включая введение в действие стандартов и регламентов. В данном случае речь идет об инновационном эффекте (innovation effects).

Особое внимание при переходе к зеленой экономике уделяется формированию современной инфраструктуры, которая имеет ключевое значение для обеспечения устойчивого развития и модернизация которой представляет собой важнейший элемент анализируемых здесь структурных реформ. В состав инфраструктурных секторов входит водная инфраструктура (включая дамбы и водохранилища), землестройство и планировка территорий, жилищное строительство и развитие урбанизированных территорий, система защиты прибрежных территорий от наводнений, дорожно-транспортная инфраструктура (в том числе порты, мосты, дороги), энергетика (включая АЭС) и ряд др. Эти сектора характеризуются длительными сроками службы используемого в них производственного аппарата (по перечисленному кругу секторов – от 20 до 200 лет) и долгосрочным характером инвестиций, вследствие чего их экологически ориентированная модернизация приобретает принципиальное значение. Одновременно для инфраструктурных отраслей характерны ярко выраженные экономия от масштаба производства, сетевые эффекты и синергия между экономическими, экологическими и социальными целями, что повышает эффективность соответствующих инвестиций [7].

Рассмотрим некоторые пути формирования зеленой экономики в странах, которые считают это направление приоритетным.

Одним из мировых лидеров, является Южная Корея. В этой стране 3 % ВВП или 60 млрд долл. США за 5 лет с 2011 г. планируется направить на развитие «зеленых» секторов, и создано 1,8 млн рабочих мест. Южная Корея, избравшая концепцию «зеленого» роста в качестве национальной стратегии, основное внимание уделяет промышленности, энергетике и инвестициям, «зеленым» видам транспорта, альтернативным источникам пресной воды, технологиям переработки отходов, развитию парков, обустройству рек в черте города. Различные проекты, которые министерства осуществляли самостоятельно, были объединены в единый пакет, чтобы избежать бюджетных расходов на второстепенные цели.

С 2011 г. Южная Корея запустила систему «зеленых платежных карт» для стимулирования «зеленого» потребления товаров, произведенных с экологическими инновациями. С помощью таких карт учитываются потребление «зеленых» товаров и услуг, использование общественного транспорта вместо личного а также, использование энергоэффективных товаров. Для России этот опыт, на наш взгляд выглядит довольно интересным, особенно в связи с формированием национальной платежной системы. Возможно, она должна включить в себя и «зеленую» составляющую.

США в качестве основных направлений развития зеленой экономики выбрали развитие альтернативной энергетики. С помощью солнечных установок к 2030 г. будет производиться 65 % энергии, потребляемой страной и 35 % – тепла. Властям американских штатов дано два года (начиная с 2014 г.) на то, чтобы самостоятельно выработать конкретные меры для достижения этой цели. Президент Барак Обама объявил о своем плане инвестиций в развитие экологически чистых видов технологий на следующие 10 лет, чтобы не только улучшить экологическую ситуацию, но и создать до 5 млн рабочих мест.

Практически во всех странах ЕС разработаны «зеленые» меры в сфере энергетики, развития общественного транспорта и инфраструктуры, строительства эко-поселений, а также систем утилизации. В ЕС приняты стандарты на автомобильные выхлопы Евро-5 и уже готовится введение новых Евро-6. Выделяются многомиллионные субсидии покупателям на приобретение электромобилей. Великобритания приняла экономику «зеленых» технологий в качестве стратегии своего национального развития и недавно обнародовала свои «зеленые» проекты, нацеленные на создание 100 тыс. новых рабочих мест.

В Китае планируется к 2020 г. получать 15 % (сейчас 9 %) электроэнергии из возобновляемых источников, а углеродоемкость экономики снизить на 45 %. Тенденция на развитие зеленых технологий в Китае установилась с 12 пятилетки (то есть с 2011 года). В КНР принудительно закрыли более 2 тыс. экологически грязных компаний. Объем госвложений в энергосбережение, возобновляемую энергетику, соответствующие технологии в КНР в несколько раз превысил показатели США и ЕС. Китайские производители уже занимают 40 % мирового экспорта солнечных батарей и 20 % – ветряных установок. Еще одно направление «зеленых» технологий, которые развивают в Поднебесной – это нанотехнологии, в текущем году был открыт Глобальный инновационный центр нановолокна Glodal Innovation GICNA. Необъявленная цель Пекина – стать мировым лидером в области зеленых технологий в XXI веке [6].

Хантер Ловинс (Hunter Lovins), автор многих книг, в их числе «Натуральный капитализм» (Natural Capitalism), «Защита климата: руководство для городов» (Climate Protection Manual for Cities), в интервью Green Technology (www.green-technology.org) приводит несколько примеров о том, как государства разных стран ведут подготовку перехода к зелёной экономике. Хантер, в частности, рассказывает о Швеции и заявлении шведов о том, что к 2020 году страна планирует полностью избавиться от нефти, а также исключить из процессов уголь и ядерную энергию. Япония объявила о 40 % сокращении использования нефти, как источника энергии. Европейская Комиссия анонсировала план «20 20 к 2020», предусматривающем сокращение выбросов углерода на 20 % наряду с увеличением использования возобновляемых источников энергии до 20 % к 2020 году [10].

Казахстан имеет уникальные возможности и предпосылки для зеленой экономики. Обширная территория, выгодное геополитическое положение, имеющиеся финансовые и природные ресурсы, растущее предложение на рынке все более эффективных и доступных зеленых технологий и другие факторы благоприятствуют новым возможностям. Наиболее важными сегментами экономики, требующими реформирования с позиции применения принципов зеленого развития, являются сектор утилизации отходов, энергетическая отрасль и сектор водного потребления [8].

После проведенного Саммита «РИО + 20» силы казахстанского общества направлены на реализацию стратегии по переходу к «зеленой» экономике. По инициативе Президента Н.А. Назарбаева была разработана Концепция по переходу к «зеленой» экономике. В первую очередь, в Концепции представлен перечень приоритетных задач, главным образом нацеленных на реформирование определенных отраслей экономики.

В рамках перехода к «зеленой» экономики, предполагается: повысить эффективность ресурсов; усовершенствовать казахстанскую инфраструктуру; улучшить благосостояние населения [3].

Основными задачами по переходу к «зеленой экономике», которые стоят перед страной, являются: повышение эффективности использования ресурсов (водных, земельных, биологических и др.) и управления ими; модернизация существующей и строительство новой инфраструктуры; повышение благополучия населения и качества окружающей среды через рентабельные пути смягчения давления на окружающую среду; повышение национальной безопасности, в том числе водной безопасности.

Концепция по переходу Казахстана к «зеленой экономике» будет реализована в три этапа.

Во время первого периода – с 2013-го по 2020-й год – основным приоритетом государства будет оптимизация использования ресурсов и повышение эффективности природоохранной деятельности, а также создание «зеленой» инфраструктуры;

В ходе второго этапа – с 2020-го по 2030-й год – на базе сформированной «зеленой» инфраструктуры начнется преобразование национальной экономики, ориентированной на бережное использование воды, поощрение и стимулирование развития и широкое внедрение технологий возобновляемой энергетики, а также строительство сооружений на базе высоких стандартов энергоэффективности;

На третьем этапе – с 2030-го по 2050-й году будет реализован переход национальной экономики на принципы так называемой «третьей промышленной революции», требующие использования природных ресурсов при условии их возобновляемости и устойчивости [5].

Семь ключевых направлений развития «зеленой» экономики в Казахстане:

1. внедрение возобновляемых источников энергии;

2. энергоэффективность в жилищно–коммунальном хозяйстве;

3. органическое земледелие в сельском хозяйстве;

4. совершенствование системы управления отходами;

5. совершенствование системы управления водными ресурсами;

6. развитие “чистого” транспорта;

7. сохранение и эффективное управление экосистемами.

В рамках программы развития «зеленой» экономики, Казахстан планирует инвестировать средства в 10 ключевых секторов экономики: сельское хозяйство, жилищно-коммунальное хозяйство, энергетика, рыболовство, лесное хозяйство, промышленность, туризм, транспорт, утилизация и переработка отходов, управление водными ресурсами [3].

По расчетам, к 2050 году преобразования в рамках «зеленой экономики» позволят дополнительно увеличить ВВП на 3 %, создать более 500 тысяч новых рабочих мест, сформировать новые отрасли промышленности и сферы услуг, обеспечить повсеместно высокие стандарты качества жизни для населения [5].

Заключение. Мировой опыт показал, что «зеленая экономика» стимулирует региональное развитие, способствует социальной стабильности, увеличению экономического потенциала за счет создания новых рабочих мест в секторах «зеленой экономики» [6].

Переход к «зеленой» экономике приобретает все большую популярность и в Казахстане и вызывает масштабный интерес. «Зеленая» экономика в первую очередь способствует экономическому прогрессу и обеспечит рост внутреннего валового продукта, увеличение доходов страны, создание рабочих мест для населения, уменьшая при этом показатель безработицы в стране.

При этом переход на «зеленую» экономику снижает риски от глобальных угроз, таких как изменение климата, истощение полезных ископаемых и дефицит водных ресурсов [3].


Библиографическая ссылка

Смагулова Ж.Б., Муханова А.Е., Мусаева Г.И. АНАЛИЗ МИРОВОГО ОПЫТА ПЕРЕХОДА К ЗЕЛЕНОЙ ЭКОНОМИКЕ: ПРЕДПОСЫЛКИ И НАПРАВЛЕНИЯ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. – № 1-1. – С. 92-96;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=6344 (дата обращения: 11.12.2018).

Актуализация экологических аспектов хозяйственной деятельности

Значительный рост экономики и благосостояния человечества был достигнут на фоне деградации растительного и животного мира и глобальных климатических изменений. Эти проблемы, если на них не будут обращать внимание, приведут к существенному ухудшению условий существования для будущих поколений на нашей планете1.

Потребление энергетических и сырьевых ресурсов увеличивается с каждым годом и их производство неспособно удовлетворить растущие потребности мирового рынка, что негативно отражается на цене конечного продукта. Кроме этого, на стоимость товаров и услуг оказывают влияние количество и характер образующихся отходов, поскольку экологические стандарты год от года ужесточаются.

Уже в 90-х годах американские компании ежегодно тратили более 80 млрд долларов на соблюдение «зеленого законодательства», что соответствовало примерно 1,5% ВВП США2. А значит технологии производства, в результате которых образуется большое количество отходов, становятся все более невыгодными. Рентабельными оказываются технологии, максимально экономично использующие энергию и ресурсы, и минимизирующие получающиеся отходы, т. е. технологии, отрицательное влияние которых на окружающую среду понижено. Такие технологии получили название «зеленых»3. В книге «50 простых способов того, как ваш бизнес может помочь спасению Земли» об экологической ответственности бизнеса говорится следующее: «Каждая компания участвует в двух главных действиях — потребляет энергию и ресурсы и производит отходы. Задача быть «зеленым» сводится к двум целям: снижение уровня отходов и сведение к минимуму ресурсов, причем как капитальных и людских, так и земли, воды и воздуха»4.

Однако для выживания на современном рынке требуется не только модернизация технологического процесса, но и проведение грамотного маркетинга. Стоит отметить, что изменение технологии является весьма дорогостоящим процессом, связанным со значительными капитальными затратами, а, значит, продукция, производимая по «зеленым» технологиям, будет стоить дороже своих «неэкологичных» аналогов. Задача маркетинга — ориентировать потребителя именно на «зеленые» товары, производимые по экологически безопасным технологиям, взывая к его социальной ответственности. Такой маркетинг получил название «зеленый».

Маркетинг «зеленых» технологий — элемент «зеленого» маркетинга

В соответствии с определением, данным в издании «Международный маркетинг», «зеленый» маркетинг — это маркетинг продуктов, являющихся безопасными для окружающей среды. «Зеленый» маркетинг включает в себя комплекс мер, таких как модификация самого товара, процесса его производства (технологии), а также упаковки5. Маркетинг такого рода с каждым годом приобретает все больше сторонников, что обусловлено глобальной озабоченностью проблемами загрязнения окружающей среды. Компании одна за другой заявляют о своих намерениях снизить негативную нагрузку на биосферу, что, безусловно, отражается как на их продуктах, так и на предоставляемом сервисе6.

Анализ общественного мнения, проводимый с 80-х годов прошлого века, показал, что существует значительный процент потребителей в различных странах, заявляющих о своей готовности к выбору продуктов, безопасных для окружающей среды7. Эта часть потребителей получила название «зеленых», поскольку они желают покупать благоприятно сочетающиеся с природой продукты, соответствующие их образу жизни. В соответствии с анализом рынка, проведенном компанией Grail Research в 2008 году, порядка 8% потребителей в США можно отнести к «реально зеленым» («true green»), покупающим «зеленые» товары постоянно, еще 76% можно классифицировать как «умеренно зеленых» («light green»), покупающих «зеленые» продукты лишь изредка8.

Из определения следует, что «зеленый» маркетинг — достаточно широкое понятие. В данной статье конкретизирована и рассмотрена его часть, касающаяся технологии производства товаров и услуг — маркетинг «зеленых» технологий, который является наиболее сложной частью, входящей в понятие «зеленого» маркетинга. Ведь речь идет о полной смене или серьезной модернизации технологии производства, что зачастую значительно сложнее и дороже модификации товара или его упаковки. Кроме перехода наэкологически безопасную технологию, компании необходимо донести до потребителя, что именно ее продукты не наносят вред окружающей среде и, выбирая их, потребитель демонстрирует свою социальную ответственность.

Специфические особенности маркетинга «зеленых» технологий

Сбор информации для анализа существующих подходов в маркетинге «зеленых» технологий осуществлялся при помощи сети Интернет. Были задействованы следующие поисковые системы и ключевые слова для поиска:

  1. Поисковая система Google — ключевые слова «green technology», «green marketing», «green technology marketing», «green business»;
  2. Поисковая система Яндекс — ключевые слова «зеленая технология», «зеленый маркетинг», «маркетинг зеленых технологий».

Таким образом, был проведен обзор англо- и русскоязычных ресурсов, связанных с «зелеными» технологиями и маркетингом в этой сфере. Также был проведен обзор «зеленых» технологий, применяемых конкретными компаниями, на основе информации, представленной на их веб-сайтах и данных, публикуемых крупными компаниями в своих отчетах по корпоративной социальной ответственности (CSR report).

Рассмотрим на конкретных примерах (табл. 1), что делали крупнейшие компании в 90-х годах XX века и что предпринимают сейчас для привлечения внимания потребителей к товарам, производимым по «зеленым» технологиям.

Таблица 1. Деятельность компаний по привлечению внимания потребителей к товарам, производимым по «зеленым» технологиям, в течение последних 20 лет

Как видно из таблицы 1, общие приемы, используемые различными компаниями, не изменились — чаще всего это отказ от использования токсичных компонентов, разработка крупных корпоративных программ, направленных на уменьшение влияния на окружающую среду, а также другие инициативы, как правило, касающиеся отраслевой направленности.

Информация о таких «зеленых» начинаниях появляется в первую очередь на страницах отчетов о корпоративной социальной ответственности (CSR report), ежегодно публикуемых крупными компаниями. Ее также можно встретить в тематической прессе (известия в отраслевых журналах о переходе той или иной компании на «зеленую» технологию) и на упаковке конкретного товара (сведения о достижениях и наградах в области защиты окружающей среды или знаки соответствия определенным экологическим стандартам). Если же речь заходит о товарах, рассчитанных на широкий круг потребителей, то для большей наглядности компании прибегают к рекламе в СМИ.

Можно выделить два направления маркетинга «зеленых» технологий: первое — разработка и внедрение «зеленой» технологии на производстве или для управленческих нужд и второе — реклама взятых компанией на вооружение инноваций.

В принципе, эти два направления можно считать двумя стадиями — сначала компания разрабатывает и внедряет определенную экологичную технологию, о чем чаще всего публикуется сообщение в тематической прессе и квартальном или годовом корпоративном отчете, а затем приступает к активной рекламе. Первое направление относится скорее к компаниям, добывающим или производящим сырье, используемое в других отраслях, поскольку отсутствует потребность в активной рекламе из-за небольшого количества покупателей. Второе направление используют компании, работающие на широкий потребительский рынок, когда важно донести информацию о «зеленых» инициативах до максимального числа потребителей, т. к. чем больше охват, тем больше людей сможет отдать предпочтение именно «зеленому» товару. Конечно, это идеализированный пример, поскольку применение того или иного маркетингового хода зависит только от конкретной рыночной ситуации.

На основании проведенного анализа были выявлены доминирующие «зеленые» технологии, реализуемые преимущественно в семи отраслях, и маркетинговые ходы, предпринимаемые для их продвижения (табл. 2).

Таблица 2. Использование «зеленых» технологий в различных отраслях и примеры их маркетинга

 

Примеры фирм, продвигающих конкретные «зеленые» технологии

Химия

Фирмой Дау Кемикал (Dow Chemical) несколько лет назад был разработан полимер — NatureWorks на основе молочной кислоты — полностью био-разлагаемый и не наносящий вред живым организмам.

Компании Ниппон Ойл, Тойота Моторс, Хино Моторс (Nippon Oil, Toyota motors, Hino motors), а также правительство Токио запустили совместную программу по переводу общественного транспорта (автобусов) на биодизель, полученный гидрированием пальмового и других типов растительных масел.

Строительство

Компания МКД (MKD — Michelle Kaufmann Designs) специализируется на строительстве стопроцентно экологичного жилья. В 2007 году на международной строительной выставке дом, построенный этим дизайнерским бюро, занял центральное место в экспозиции.

Автомобилестроение Компания Лексус (Lexus) является единственной компанией, которая в больших масштабах поставляет на российский рынок автомобили с гибридным двигателем. Рекламная кампания в поддержку этих машин использует слоган «Будущее — сегодня».

Примеры фирм, явственно использующих маркетинг «зеленых» технологий

Энергетика

Компанией «Шелл» (Shell) в 1997 году был создан благотворительный фонд, названный Shell Foundation и носящий эмблему компании «Шелл». Одной из задач фонда является продвижение «зеленых» технологий в различных областях деятельности человека, связанных с использованием энергии.

Химия

Компания «Басф» (Basf) разработала эмблему «Eco-efficiency» для маркировки своих продуктов, производимых по безопасным для окружающей среды технологиям. Особенностью является то, что такую эмблему «Басф» размещает только на тех продуктах, которые успешно прошли анализ экоэффективности, принятый компанией в 1996 году.

IT-индустрия

Компания «Интел» (Intel) занимает лидирующие позиции в своей отрасли по использованию «зеленой» энергии для питания своих административных и производственных мощностей. На сайте компании данному факту посвящен целый раздел.

Компанией «Асус» (Asus) разработана корпоративная программа GreenASUS, в рамках которой все подразделения компании прошли сертификацию по международным экологическим стандартам, в поддержку экологических инициатив компанией была создана эмблема GreenASUS, призванная показать приверженность делу защиты окружающей среды.

Гостиничный бизнес и ивент-индустрия

Компания «Мэриотт» (Marriott) выпустила небольшие видеоролики, в которых подробно рассказывается о «зеленых» технологиях, которые компания применяет как в своей гостиничной деятельности, так и в организации мероприятий.

Компания «Хаятт» (Hyatt) запустила программу «Hyatt Earth» в рамках концепции устойчивого развития. Данная программа предусматривает размещение информационных стендов в отелях, на которых представлена информация о глобальных проблемах экологии и путях их решения, а также продемонстрирован вклад компании «Хаятт» в дело защиты окружающей среды.

Строительство

В 2009 году компания Дон-Строй запустила рекламную кампанию для продвижения своего строительного проекта «Лосиный остров». В ней сделан акцент на экологичности района строительства и применяемых материалов. Это первая российская компания, взявшая на вооружение элементы маркетинга «зеленых» технологий.

Заключение

Переход на «зеленые» технологии — это наиболее эффективный способ сохранить экологию Земли в состоянии, пригодном для жизни будущих поколений. Это понимают как международные организации (такие как ООН) и правительства развитых стран, так и рядовые компании. Задача состоит в том, чтобы сделать этот переход более выгодным как для конкретных производителей, так и для потребителей, и решить эту задачу призван маркетинг «зеленых» технологий. Именно благодаря современному маркетинговому подходу выгоду от внедрения «зеленых» технологий получат все: компании — прибыль, покупатели — качественные товары, а общество — улучшение экологической ситуации.

Флагманом в процессе перехода на «зеленые» технологии является США (большая часть крупных мировых компаний, взявших «зеленые» технологии на вооружение, находится именно там), затем можно назвать Японию и страны западной Европы.

Россия занимает скорее отстающие позиции. Можно надеяться, что со временем и отечественные компании начнут переходить на экологически безопасные технологии и, в этом случае, западный опыт будет способствовать быстрому развитию «зеленых» отраслей. Однако пока «зеленые» технологии в нашу страну приходят лишь в виде франшизы, а не собственных разработок.


1 Millennium Ecosystem Assessment Synthesis Report, 2005.

2 Зеленый бизнес: инвестировать в экологию — прибыльно / М. Прокоп: Пер. с англ. Б.А. Борисова. — М.: Мир, 1995. — 96 с.

3 Strategies for the Green Economy: Opportunities and Challenges in the New World of Business / Makower J. — McGraw-Hill, 2008. — 312 p.

4 50 Simple Things You Can Do to Save the Earth / Earthworks Group. — Hyperion; Revised edition, 2008. — 128 p.

5 International Marketing / Cateora P.C., Graham J., Salwan P. — McGraw-Hill/Irwin, 2008. — 744 p.

6 Strategic green marketing / McDaniel S.W. Rylander D.H. Journal of Consumer Marketing, 1993, 10 (3): 4-10.

7 Using strategic alliances to develop credible green marketing Mendleson, N., Polonsky M.J. Journal of Consumer Marketing, 1995, 12 (2): 4-18.

8 The Green Revolution / Grail Research, 2009.

Воздействие на окружающую среду выбросов в атмосферу парниковых газов от железнодорожного транспорта

В статье приведены аспекты воздействия выбросов парниковых газов в атмосферу от железнодорожного транспорта в свете принятой Концепции по переходу Республики Казахстан к зеленой экономике. 

В целях реализации Концепции по переходу Республики Казахстан к зеленой экономике Правительством разработан План действий [1], в котором предусмотрены меры по выполнению инновационных мероприятий в сфере повышения энергоэффективности, уменьшения выделения парниковых газов, доступа к источникам финансирования, модернизации действующих предприятий посредством формирования стимулов, установления оптимальных тарифов, создания новых современных регенераций и гармонизации действующего законодательства в сфере охраны окружающей среды.

Приоритетным тематическим направлением инициативы Астаны «Зеленый мост» – Партнерство стран Европы, Азии и Тихого океана по реализации «зеленого роста» нашло отражение в Концепции по переходу Республики Казахстан к зеленой экономике, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 30 мая 2013 года №577 [2].

Согласно Концепции по переходу Республики Казахстан к зелёной экономике низкоуглеродное развитие и адаптация к изменению климата включают программные области, а также транспортную инфраструктуру направленные на повышение экоэффективности и сокращение выбросов парниковых газов (ПГ), в том числе низкоуглеродный «зеленый рост» для содействия адаптации и смягчения последствий климата. Внедрение инноваций по энергоэффективности, создание платформы и базы данных экспертов, технологий, лучших практик, механизмов их передачи, пересмотр субсидий на ископаемые виды топлива, активно используемые как промышленными предприятиями, так и инфраструктурой транспорта.

На сегодняшний день энергоемкость экономики Казахстана, которая находится в зависимости от тенденций изменения валового внутреннего продукта (ВВП) и моделей потребления энергии, в два раза выше среднего уровня стран, входящих в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и на 12% выше уровня России.

По данным Международного валютного фонда, ожидается, что ВВП Казахстана значительно вырастет (в пять раз к 2050 году). Промышленность, жилищно-коммунальное хозяйство, энергоснабжение и транспорт останутся ведущими секторами с точки зрения объемов энергопотребления. При этом предполагается снижение энергоемкости ВВП на 25% к 2030 году и на 40% к 2050 году относительно текущего уровня за счёт инновационных технологий, использования альтернативных источников энергии и энергосбережения. Стоимость сэкономленной энергии согласно расчетам международных экспертов превысит затраты на ввод новых источников.

Предполагается также, что рост энергоэффективности в основных энергопотребляющих секторах экономики до уровня европейских стран позволит значительно уменьшить объем используемой энергии (33-43 млн тонн нефтяного эквивалента) и капитальные затраты [3].

Для роста энергоэффективности экономики необходимо разработать рациональную систему тарифо- и ценообразования на энергоресурсы, развить местное производство энергоэффективных строительных материалов, обеспечить оптимальный доступ к финансированию и внедрению международных стандартов энергоменеджмента, усовершенствовать законодательные механизмы производства, потребления и сбережения энергии. Большие перспективы повышения энергоэффективности обеспечит замена существующих систем теплоснабжения за счет снижения потерь при передаче тепловой энергии, модернизация промышленного оборудования, капитальный ремонт зданий для повышения их энергосбережения,  развитие  газотранспортной  инфраструктуры.  Кроме  того,  снижение    потребления энергии означает сокращение выбросов CO и других загрязняющих веществ.

Необходимо также улучшение дорожной инфраструктуры, повышение качества продукции нефтеперерабатывающих заводов и соблюдение стандартов качества в сегменте розничной торговли топливом, создание стимулов и условий для внедрения электромобилей, перехода широких слоев населения на общественный и велосипедный виды транспорта, развитие пешеходных маршрутов здоровья.

Железнодорожный транспорт играет важную роль в перевозке грузов и пассажиров по территории Республики Казахстан. При этом на железнодорожном транспорте используется значительное количество топлива и энергии, соответственно, и выбросы парниковых газов достаточно велики. В связи с переходом Республики Казахстанк«зеленой» экономикеивведениемнаполучениеквотповыбросампарниковыхгазов, учет этих выбросов представляется крайне необходимым, хотя это и сложная техническая проблема.

В качестве тяги на железнодорожном транспорте в настоящее время используются электровозы и тепловозы. Поскольку электроэнергия вырабатывается энергетическими предприятиями, а предприятия транспорта ее покупают, то парниковые газы, выбрасываемые при ее производстве, относятся к выбросам энергетического предприятия.

Основными объектами выброса парниковых газов являются тепловозы различного назначения. Дизельные локомотивы делятся на три категории: маневренные, дрезины и тяговые локомотивы. Маневренные локомотивы имеют двигатели мощностью от 200 до 2000 кВт. Дрезины используются на коротких дистанциях. Они оборудованы двигателями еще меньшей мощности: 150-1000 кВт. Тяговые (или магистральные) тепловозы используются на длинных дистанциях для перевозки пассажиров и грузов. Мощность двигателей у тяговых тепловозов от 400 до 4000 кВт [4].

Доля железнодорожных перевозок между государствами (международные маршруты) очень велика. Возникает поэтому проблема, куда относить или как делить выбросы парниковых  газов при таких маршрутах. Международная практика показывает, что если выбросы парниковых газов при таких перевозках не регулируются специальными соглашениями, то выбросы ПГ следует относить к стране, в которой произошла заправка топливом. В отличие от авиации, например, возможна смешенная и многократная заправка и дозаправка топливом тепловозов (и вагонов) в двух и более странах. Выбросы парниковых газов в этом случае следует делить пропорционально заправленному топливу в каждой стране независимо от принадлежности подвижного состава, если не оговорены другие  условия.

Режим работы двигателей тепловоза существенно меняется при движении по маршруту, так как имеются  подъемы  и  спуски.  Кроме  того,  для  железнодорожного  транспорта  характерны длительные стоянки на станциях, на запасных путях, во время которых выбросы ПГ N O и СН и даже СО учесть довольно трудно, так как статистика о продолжительности таких стоянок отсутствует. По этой причине неопределенность в расчетах выбросов ПГ всех типов для железнодорожного транспорта выше, чем, например, для автомобильного или воздушных судов. Однако ее оценка возможны.

Оценки выбросов ПГ от систем отопления вагонов тоже имеют повышенную неопределенность из-за большого разброса возможных режимов работы отопительных устройств.

Продвижение «зеленого» бизнеса и «зеленых» технологий в целях увеличения качества жизни включают программные области, направленные на внедрение стратегий «озеленения» бизнеса и передачу «зеленых» технологий и «зеленых» инвестиций, включая «зеленые» государственные закупки выбросов СО . Создание благоприятных условий и механизмов для поощрения «зеленых» инвестиций и технологий, эффективных систем ценообразования, включая «зеленые» налоги и бюджетную реформу, поощрение корпоративной социальной ответственности и организация «зеленых» рабочих мест.

Выбросы ПГ тепловозами зависят от режима работы двигателя, а режим работы зависит от нагрузки и уклона пути. К сожалению, эти факторы учесть пока невозможно, как невозможно учесть время холостого хода двигателей во время стоянок. Перечисленные факторы — источники неопределенностей, хотя для СО  — основного парникового газа они достаточно хорошо учитываются через количество сожженного топлива. Только при крайних нагрузках на двигатель полнота сгорания топлива уменьшается, что должно приводить к уменьшению выбросов ПГ (но увеличению выбросов загрязняющих веществ, которые  здесь не учитываются). Неопределенности в оценке выбросов СН и N O из-за отсутствия учета режима работы двигателя примерно такого же порядка [5].

Однако  можно  рассчитать  выбросы  парниковых  газов  (CO ,  CH ,  N O)  в  атмосферу  от одного локомотива. Изучался участок дороги — Осиповичи — Жлобин.

Неопределенности в выбросах парниковых газов отопительными устройствами сильно зависят от полноты сгорания угля, которая может изменяться по разным причинам от 0,99 до 0,80. Это повышает общую неопределенность в выбросах СО до 15-20%, а СН и N O еще выше. Правда, доля выбросов этих газов по сравнению с СО очень невелика. Согласно проведенным расчетам в год на участке Осиповичи — Жлобин выбрасывается 197535,0 т/год СО , СН — 123,3 т/год; N O — 90,4 т/год.

Используемые для расчета формулы показывают уровень загрязнения только по некоторым показателям, однако спектр выбросов от подвижных железнодорожных составов достаточно разнообразен.

Поэтому понятно, что люди, которые работают на железной дороге и проживают рядом с ней, получают огромное количество вредных веществ, которые необходимо выводить из организма. Очищение организма дорогой и долгий процесс. Для примера в одной из организаций связанной с работой на железной дороге (строят электрификацию для движения электропоездов Осиповичи — Жлобин) за вредность ежемесячно платят 79390 бел. руб. Это разумеется мизерная сумма. А людям, которые постоянно проживают возле железнодорожного полотна и ведут там свое хозяйство, как говориться за «вредность» не платят.

В целом идеи Астанинской инициативы дали старт тренду развития инновационной экономики и перспективам экологизации всех сфер общества, что нашло отражение в Концепции перехода к «зеленой» экономике и Плане ее реализации Казахстана до 2050 года.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 

  1. Проект Плана мероприятий Правительства Республики Казахстан по реализации Концепции по переходу Республики Казахстан к «зеленой» экономике. – Астана, 2013. – 197 с.
  2. Концепция перехода Республики Казахстан к «зеленой» экономике. Утверждена Указом Президента Республики Казахстан от 30 мая 2013 года №577. – Астана, 2013. – 51 с.
  3. Руководство по инвентаризации атмосферных выбросов / Под ред. Г. Макиннеса. – М.: Высшая школа, – 620 с.
  4. Автомобильный транспорт Республики Казахстан. Статистический сборник. Ч. 1., 2008 г. / Агентство Республики Казахстан по статистике. – Астана, 2009. – 345 с.
  5. Топливно-энергетический баланс Республики Казахстан. Статистический сборник. Ч. 2., 2008 г. / Агентство Республики Казахстан по статистике. – Астана, 2009. – 205 с.
Фамилия автора: С.Ю. Серёгина